«Вторая волна» коронавирусной инфекции накрыла пессимизмом нефтяной рынок.

Октябрь уж наступил и… нефтетрейдеры снова перешли от надежды к унынию. События на пандемическом фронте, где заболеваемость, увы, пошла в рост, оборвали неуверенное и скромное восстановление нефтяного рынка. Цены пошли вниз, и некоторые нефтедобывающие страны начали готовиться к «шоковым» сценариям – нефти по $15 за баррель и ниже. Оправдан ли такой пессимизм?

Цунами «второй волны»

С момента апрельского кризиса, когда даже видавшие виды трейдеры были шокированы отрицательными ценами фьючерсных контрактов, нефтяной рынок проделал долгий и сложный путь восстановления равновесия. По мере того, как снижалась кривая заболеваемости CoVID-19 в развитых странах, котировки «черного золота» поступательно двигались наверх. Но с каждой неделей — все медленнее и медленнее. Все-таки опасения по поводу «второй волны» участники рынка постоянно держали на подкорке. И как оказалось, не зря.

В конце лета всё гуще и гуще пошёл негатив с пандемического фонта. Заболеваемость CoVID-19 начала расти в Европе и Северной Америке, притом что в Азии эпидемическая ситуация была не сказать, чтобы обнадеживающей.

Политики и врачи некоторое время поспорили — можно ли начавшийся рост называть «второй волной» пандемии, либо же человечество столкнулось с еще не завершенной первой. Но рынки подобные теоретические тонкости волновали слабо. Непредвзятые практики сочли, что негативные прогнозы начали сбываться, тогда как эффективную вакцину от SARS-CoV-2 создать и внедрить не успели: в лучшем случае фармацевтика вышла на стадию масштабных испытаний отдельных образцов (с некоторыми из которых обозначились проблемы).

Когда число погибших в мире превысило отметку в 1 миллион, это сыграло роль триггера. Всем на рынке стало очевидно — коронавирус не удалось сдержать. Как результат, цены на нефть стали снижаться, поскольку рост числа случаев инфицирования ухудшил оценки трейдеров относительно перспектив дальнейшего восстановления глобального спроса на топливо. Самолеты вновь начали возвращаться в ангары, некоторые страны приступили к возобновлению весенних ограничений, другие стали об этом задумываться.

И хотя консенсус пока заключается в том, что полномасштабных локдаунов удастся избежать, поскольку повторно жертвовать экономикой может обойтись слишком дорого, поводов для пессимизма в целом больше, чем для радужных надежд. В итоге за сентябрь Brent подешевел примерно на 10%. А в начале октября цена этого сорта ушла ниже знаковой отметки в $40 за баррель.

цена нефти

Маневры нефтяных королей

Но не только вирус волновал участников рынка. Снижению нефтяных цен немало способствовали и негативные факторы на стороне предложения. Во-первых, участники картеля ОПЕК+ в августе приступили к планомерному наращиванию добычи в соответствии с апрельскими договоренностями. За последний месяц лета предложение выросло на 1,1 млн баррелей в день. В сентябре рост продолжился, в том числе за счет Ливии, которая не связана никакими картельными соглашениями. Во-вторых, появились признаки ослабления дисциплины со стороны ряда участников ОПЕК+. Несогласованная добыча достигла 0,2-0,4 млн баррелей в день по разным оценкам.

Кроме того, Саудовская Аравия, ОАЭ и Кувейт стали предлагать скидки для Европы. В среднем дисконты составляли 0,5-1,5 долл. за баррель. Некоторые трейдеры усмотрели в этом пролог к ценовым войнам за рынок Старого Света. И это также было учтено в котировках.

Впрочем, негатив частично ослабило сокращение добычи в США из-за урагана «Лаура». Оно оценивается экспертами Международного энергетического агентства в те же 0,4 млн баррелей в день. Однако этот фактор — краткосрочный и преходящий, тогда как снижение спроса на нефть, вероятно, сохранится еще долго. Что будет оказывать давление на цены.

По свежим прогнозам МЭА, мировой спрос на «черное золото» в текущем году упадет по сравнению с 2019 годом на 8,4 млн баррелей в сутки. А в 2021 году вырастет только на 5,5 млн баррелей в день.

Поиски «слабого звена»

Тем не менее, привычка искать и находить хоть что-то хорошее даже в очень плохом неискоренима из человеческой природы. В этом смысле даже дешевая нефть — не так уж и плохо для тех, кто ее добывает. Ведь в условиях низких цен растет вероятность падения кого-то из конкурентов. «Слабыми звеньями» будут те, кто не сумеют перестроить производство и сократить издержки.

Вполне возможно, что в числе таких звеньев окажутся не только Венесуэла и Ливия, но и американские сланцевики. Согласно статистике Минэнерго США, активные сланцевые буровые уже не растут. Получившая мощный удар отрасль сидит в ожидании более высоких цен, но при этом текущей буровой активности явно недостаточно для поддержания стабильного уровня нефтедобычи. А отсутствие внятных перспектив роста в ближайшее время сокращает поток инвестиций в бурение и разведку, последствия чего станут понятны не сразу.

С другой стороны, если прошлый период низких нефтяных цен привел к резкому сокращению затрат и общему повышению эффективности работ, то сейчас такого задела уже практически нет. Себестоимость сланцевой нефтедобычи в США физически невозможно опустить ниже определенного предела, и он, похоже, достигнут. Какие-то компании вынуждены будут свернуть проекты и уйти с рынка. Это создает предпосылки для возникновения дефицита нефти через 2-3 года и, соответственно, для роста цен.

Кроме того, дешевая нефть сокращает стимулы для перехода на альтернативные источники энергии. В частности, она может затормозить «электромобилизацию» в развитых странах, поскольку низкие цены на бензин побуждают повременить с покупкой «Nissan Leaf» или «Chevrolet Bolt», не говоря уж о более дорогих «Tesla». И «коронакризис», сокращающий доходы домохозяйств, тоже вносит свою лепту.

В общем, главное продержаться, не оказавшись тем самым «слабым звеном»…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.