Одним из позитивных следствий пандемии коронавируса стало ускорение перевода в цифровую среду всех возможных взаимодействий, которые еще десятилетие назад сложно было представить бесконтактными. Сфера госуслуг в этой формированной модернизации оказалась едва ли не самой прогрессивной. Причин тому было несколько: во-первых, возникла острая необходимость в каналах надежной адресной поддержки больших групп населения. Во-вторых, у правительств, в отличие от корпоративного сектора, уже был задел в цифровизации и имелись на это средства. 

Казахстан и до пандемии относился к странам, где правительство достигло заметных успехов в цифровизации госуслуг. Кризис вызвал ускорение цифровой трансформации, а ее результатом уже в ближайшие годы может стать стопроцентный переход правительства в цифру. Пока такая цель ставится на 2025, но из-за пандемии может быть достигнута уже к 2022 году. 

Высокая база

История казахстанского e-gov началась больше 10 лет назад на стыке форматов. В 2007 появились первые центры обслуживания населения (ЦОН), где агрегировано предоставлялись госуслуги. Годом ранее был запущен портал Egov.kz, с использованием которого можно было получить ряд справок от госорганов. В 2015 вся сфера госуслуг населению была объединена под крышей государственного предприятия НАО «Правительство для граждан». Перед госкомпанией и госорганами поставлена задача перевода как можно большего количества услуг в онлайн. 

К кризисному 2020 году «Правительство для граждан» подошло с оцифровкой (автоматизацией) 82% госуслуг, а общая доля услуг, оказанных электронным способом, составила 30% (годом ранее — 50%). 

В сфере услуг взаимодействия с бизнесом к кризису-2020 было практически полностью автоматизировано взаимодействие бизнеса с налоговой полицией (в Казахстане — Комитет государственных доходов Министерства финансов, КГД), включая выписку электронных счетов-фактур (ЭСФ, с 2014 г.) и работу в условиях «виртуального склада», через который налоговики могли отслеживать движение товара. Правда, требование применять виртуальный склад распространялось не на все предприятия. 

В 2017-2018 прошла автоматизация внешнеторговой деятельности. В октябре 2017 КГД запустило первую из подсистем («Таможенный транзит») информационной системы «Астана-1», что позволило автоматизировать выдачу транзитных деклараций. С января 2018 начала работать подсистема «Таможенное декларирование» по экспорту, а с апреля — по импорту. Большую часть деклараций (85% по импорту, 99% по экспорту) «Астана-1» выпускала автоматически, так что время оформления сводилось к одной минуте. 

В итоге в рейтинге цифровизации госсектора, который составляют эксперты ООН (E-Government Development Index), Казахстан к 2020 вышел на 29 место из 193, обойдя таких партнеров по ЕАЭС, как Россия и Беларусь. В 2010 РК занимала 46 место. 

лидеры E-Government

Деньги по Telegram

Пандемия поставила перед электронным правительством новые задачи. 

Был изменен формат работы ЦОНов, что привело к одномоментному перемещению (почти 100% по факту) оказываемых госуслуг в электронный формат. Весна 2020 года стала периодом проверки казахстанского электронного правительства на прочность. Точных данных о росте нагрузки на систему не приводится, но в отдельные моменты она возрастала в несколько десятков раз. 

После решения о назначении социальной выплаты всем пострадавшим от введения ограничительных мер (за локдаун в марте-мае 2020), Минтруда и соцзащиты населения запустило несколько каналов коммуникации. Заявление о соцвыплате гражданин мог подать как через сайт электронного правительства (Egov.kz) и специальный портал, так и через Telegram-бот, который автоматически осуществлял проверку и сообщал предварительный результат. Тот период стал временем активного притока казахстанцев в Telegram. 

За два локдауна — весенний и летний (в июле-августе) — соцвыплату получили соответственно 4,6 и 2,4 млн человек. Количество заявителей было примерно вдвое больше. Даже в летний локдаун, когда Минтруда перешло к выдаче соцвыплаты в проактивном режиме (учитывая итоги первого карантина и список «закрытых» отраслей экономики), около половины заявок шли через Egov.kz и Telegram-бот. 

Оцифровывали взаимодействие с бизнесом и другие министерства. Например, Минсельхоз в конце 2020 отчитался о переводе 94% услуг, которые оказываются министерством, в электронный формат, МВД — о 95%. В целом по госорганам доля услуг, доступных онлайн, от общего их количества составила 93%. 

Министерство цифрового развития совместно с Kaspi — крупнейшим розничным банком страны — подготовило сервис по регистрации индивидуального предприятия в мобильном приложении Kaspi.kz. В приложении, потребовавшем интеграции информационных систем банка, Минцифры, КГД и государственной базы данных «Е-лицензирование», были автоматизированы функции удаленной проверки документов, идентификации пользователя и подтверждения регистрации. 

По образцу других стран в октябре 2020 было запущено приложение Saqbol (каз. — «будь осторожен»), которое бы с согласия пользователя автоматически и анонимно оповещало список его контактов, если он вдруг оказывался ковид-положительным. 

Оцифровываем и машем

В октябре прошлого года правительство РК обновило программу «Цифровой Казахстан», в числе прочего добавив туда цель — «цифровизировать 100% государственных услуг населению и бизнесу к 2025». Если верить официальным заявлениям, то до этого показателя осталось 7%. Но преодолеть эти проценты не просто. 

Одна из задач «последней мили» — цифровизация земельного кадастра и недвижимости. Создание такой системы и цифровых карт на их основе позволит, по ожиданиям правительства РК, сократить сроки предоставления прав на земельные участки с 1 года до 20 дней, исключив из этого процесса излишнюю бюрократию. Минсельхоз, отвечающий в РК за земельные отношения, внес законопроект, регламентирующий появление единого цифрового кадастра, на рассмотрение парламента. Если норму удастся принять в нынешнем виде, не только сократятся транзакционные издержки землепользователей, но повысится прозрачность в сельхозсекторе. 

С марта по июль 2021 года вводятся электронные сопроводительные накладные на товары. СНТ планировали внедрить еще в минувшем году, но перенесли на 2021 из-за кризиса. 

Для полноценной цифровой трансформации необходимо решить проблему признания электронных документов и упростить систему для пользователей, предельно сократив требования к программным средствам. Сейчас, чтобы заказать услугу, необходимо иметь электронные ключи и желательно использовать операционную систему Windows. Цель — перейти на более простую верификацию пользователя (SMS, биометрия), а также максимально расширить количество устройств, с которых можно получать услуги в электронном формате. 

«Госорганам предстоит обеспечить равнозначность юридического признания всех базовых документов в цифровом формате. Правительством уже внедрена биометрическая идентификация для регистрации при получении госуслуг. Следует активно развить эту систему во всех отраслях экономики. С данным вопросом нужно разобраться в течение этого года», — дал поручение президент РК Касым-Жомарт Токаев на расширенном заседании правительства 26 января 2021. 

Население в 2021 тоже сможет получить новый пользовательский опыт. В январе презентован сервис перерегистрации транспортных средств на мобильных приложениях коммерческих банков. С 1 февраля запускается мобильное приложение «102», по которому граждане смогут информировать полицию о правонарушениях.

Во всех этих проектах многое будет зависеть от первых руководителей министерств. С лета 2020 министром цифрового развития назначен Багдат Мусин, который в конце 2000-х начинал проект с созданием ЦОН. Министр «цифры» один из немногих представителей казахстанского Кабмина, совмещающий хорошее понимание мировых тенденций, возможностей действующих в госорганах систем, а также ресурсов локального рынка. Поэтому интеграция государственных баз с базами частных игроков и между министерствами — это, пожалуй, ключевой тренд ближайшего года. 

В январе началась реализация и одного из самых спорных проектов — приложения «Ashyq» (каз. «открытый»), во многом воспроизводящего китайский «код здоровья». Каждому пользователю с учетом его маркеров здоровья (например, сдавал/не сдавал ПЦР-тест) присваивается соответствующий рейтинг риска. Перед входом в общественное место пользователь сканирует QR-код, его статус отображается в смартфоне, и работники заведения принимают решение — впускать или не впускать пользователя вовнутрь. 

Пока в пилоте совместного проекта Министерства цифрового развития, Минздрава и НПП «Атамекен» (единая бизнес-ассоциация страны) участвуют spa и фитнес-центры, кинотеатры, но в дальнейшем этот опыт может быть распространен на моллы, общепит и транспорт (вокзалы и аэропорты). Дискуссия о том, нарушает ли применение этого приложения конституционные права граждан или нет, пока только начинается. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.