Налоговые каникулы для банковской тайны

Время прочтения - 6 мин.

Налоговые каникулы для банковской тайны

21.10.2020

Вторая волна COVID-19 на территории Украины по масштабам уже превзошла первую, но украинские власти планируют отменить некоторые послабления, введенные в марте 2020 года в связи с пандемией. Из-за проблем с наполнением государственной казны правительство собирается возобновить проверки субъектов хозяйственной деятельности.

А чтобы бизнес более охотно платил налоги — банки обяжут активнее сотрудничать с налоговиками, раскрывая данные о счетах  должников по требованию налоговой службы. В Минфине утверждают, что действующие сейчас законодательные нормы не позволяют эффективно взыскивать налоговый долг, который по состоянию на 1 мая 2020 года достиг 128 млрд грн. ($4,55 млрд).

Банки крайне неохотно идут на принудительное списание средств своих клиентов по требованию налоговой. В 2019 году из 5,7 млрд гривен, которые государственная налоговая администрация (ГНАУ) пыталась взыскать подобным образом, бюджет пополнило чуть более 39 млн грн. (т.е. 0,7%). В 2020 году объем требований вырос до 7,9 млрд грн., а эффективность взыскания составила 1,7%. И это вполне объяснимо. Если предпринимателю удастся в судебном порядке списать хотя бы часть долга перед государством, то крайними окажутся банкиры.

Законодательная казуистика

Проанализировав ситуацию с наполнением бюджета, в Кабмине пришли к выводу — законодательные нормы, принуждающие банки нарушать банковскую тайну в интересах государства, прописаны недостаточно четко. С одной стороны, в Налоговом кодексе за контролирующими органами записано право на основании судебных решений получать у банков исчерпывающую информацию о состоянии счетов, движении средств по ним, данные об аренде банковского сейфа и т.д.

С другой стороны, в ст. 62 Закона о банках и банковской деятельности «Порядок раскрытия банковской тайны» именно ГНАУ оказалась обделена правом получать полноценные ответы на запросы. Налоговики могли претендовать на информацию только о наличии счетов юридических и физических лиц в конкретном учреждении, исключая сведения о их содержимом, движении или номерах банковских ячеек. Хотя по запросам СБУ, прокуратуры, нацполиции, антимонопольного комитета, антикоррупционного бюро и госбюро расследований та же статья закона о банках позволяет раскрывать гораздо более широкий спектр сведений.

Чтобы сломать последний барьер на пути ликвидации банковской тайны, в Верховной Раде уже зарегистрированы и внесены в повестку дня два законопроекта — 4073 и 4101. В первом из них депутат от фракции большинства Дарья Володина предлагает дополнить банковский закон нормой об обязательствах банков по требованию налоговой раскрывать данные об операциях юридических и физических лиц за определенные промежутки времени с указанием контрагентов и назначением платежей.

Второй документ, разработанный Минфином, конкретизирует ставки различных налогов на 2021 год. Но вместе с тем дополняет нормы Налогового кодекса — в части бесплатной передачи банками информации о счетах должников по бюджету и движении средств по ним на основании судебных решений и письменных запросов налоговой службы. Оба документа уже включены в повестку дня Верховной Рады, и мало кто сомневается, что до конца года их примут.

Поможет ли это наполнению бюджета? Наверное, да, но далеко не в том объеме, как того хотели бы украинские власти. Большинство предпринимателей, изрядно обнищавших за время карантина, не платят налоги потому, что не могут, а не потому, что не хотят. Но если государство начнет охоту за личным имуществом и сбережениями предпринимателей, это вряд ли прибавит популярности президенту Зеленскому и его команде, которые пришли к власти под либертарианскими лозунгами, а затем стали государственниками поневоле.

Налоговая глобализация

Хотя и без этого Украину трудно назвать последним бастионом банковской тайны. В конце прошлого года, по настоянию МВФ, парламент принял закон о предотвращении и противодействии легализации доходов, полученных преступным путем. Этот документ соответствует требованиям FATF и Директиве 2015/849/ЕС от 20 мая 2015 года «О предотвращении использования финансовой системы для целей отмывания денег или финансирования терроризма».

«Антиотмывочный» закон по-украински предполагает мониторинг заграничных и внутренних денежных переводов и финопераций на сумму от 400 000 грн. Наблюдению подлежат также переводы без открытия счета, ставки и выигрыши в лотерею/казино, операции с электронными деньгами и криптоактивами на сумму более 30 000 грн. Подозрительные счета банки уже начали замораживать и перепроверять, поскольку за нарушение правил финмониторинга им грозят серьезные штрафы.

Усиление финансового мониторинга и жесткий контроль денежных потоков — общемировой тренд, вызванный к жизни борьбой ведущих держав против легализации средств, полученных преступным путем или заработанных идеологическими оппонентами (теми же радикальными исламистами). Странам, не присоединившимся к этому процессу, грозят изоляция и санкции.

Ярким примером глобального принуждения к миру и нарушению банковской тайны стало принятие США в 2010 году Закона о налоговой отчетности по зарубежным счетам (FATCA). Этот документ обязывает иностранные организации отчитываться перед Службой внутренних доходов США о движении средств американских налогоплательщиков. Если страна отказывает США в такой привилегии, ее резиденты на американской территории облагаются дополнительным 30% налогом.

Применение этого закона на практике сопровождалось разоблачением некоторых оффшорных юрисдикций и владельцев оффшорных счетов. Среди них оказались как видные политики, деятели культуры и спорта мирового масштаба, так и руководители преступных синдикатов.

Великобритания, ранее всячески поощрявшая оффшорную экономику, также не могла остаться в стороне от этого процесса. Туманный Альбион застолбил за собой авторство популярной аббревиатуры PEP (politically exposed person). Под ней теперь понимают политически значимых персон — вне зависимости от страны происхождения — которые смогли сколотить миллионные капиталы находясь на госслужбе, или благодаря родственным и прочим связям с действующими политиками. Под это определение подпадает большинство олигархов постсоветского экономического пространства и восточных автократий.

С 2018 года в Великобритании вступил в силу закон «О криминальных финансах», в рамках которого иностранные владельцы недвижимости и других активов начали получать запросы от правоохранительных органов о происхождении своих счетов.

Не меньший урон понятию банковской тайны нанесла и диджитализация, позволившая не только перевести большинство сделок в электронный формат, но и наладить глобальный обмен информацией.

Для автоматического возмещения НДС налоговые органы во многих странах используют собственные автоматизированные системы. Например, в России такой системой является АСК НДС, позволяющая отследить движение товаров и расчетов от производителя к конечному потребителю через цепочку посредников. Начиная с 2013 года, Федеральная налоговая служба РФ внедрила уже три поколения АСК. На основании их данных возмещается НДС, а возникшие в товарно-денежных цепочках пробелы («налоговые разрывы») указывают на неучтенные сделки и потенциальных нарушителей.

«Организация экономического развития и сотрудничества» (OECD), объединяющая 37 государств мира, с 2014 года внедряет в глобальном масштабе обмен информацией по счетам в формате CRS (Common Reporting Standard). Соглашение о присоединении к такому обмену называется Multilateral Competent Authority Agreement (Соглашение о многостороннем компетентном органе, MCAA).

По состоянию на август 2020 года в формате CRS активировано более 4 200 двусторонних обменных отношений с более чем 100 юрисдикциями. И это значит, что налоговые органы могут получать ежегодные отчеты о деятельности своих резидентов (компаний и бизнесменов) за границей, в том в числе во многих офшорах. А после этого делать выводы о полной или неполной уплате ими налогов на Родине.

Украина должна была сделать первый обмен в формате CRS весной 2020 года. Но из-за пандемии коронавируса процесс затянулся. Зато, как утверждают участники финансового рынка, с января начался активный обмен информацией со Службой внутренних доходов США в рамках соглашения FATCA.

Теперь государственная налоговая администрация получает данные о гражданах Украины, которые через инвестиционные компании и созданные ими компании-нерезиденты занимаются торговлей на американском фондовом рынке. В общем, банковская тайна оказалась очень непостоянным явлением и теперь с каждым годом тайное, если говорить о деньгах, становится все более явным.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читать также

{"type":"article","id":1115,"isAuthenticated":false,"user":null}