Без масок и счастливые: экономическое чудо Скандинавии

Без масок и счастливые: экономическое чудо Скандинавии

27.07.2020

Время прочтения - 8 мин.

Год  за годом Норвегия, Швеции, Финляндия и Дания стабильно входят в списки самых счастливых наций. В новом рейтинге Forbes позиций они не утратили даже на фоне пандемии: первое место  вот уже третий год  удерживает Финляндия, за ней следует Дания, а остальные скандинавские страны расположились на разных позициях ТОП-7.

The World Happiness Report оценивает страны по результатам опроса Gallup World Poll и с учетом шести факторов: ВВП, продолжительность жизни, щедрость, социальная поддержка, свобода и объема коррупционных доходов. Как видим, не все сводится к деньгам.

При этом скандинавские страны далеко не самые богатые — те же Арабские Эмираты или США обгоняют их по уровню ВВП, объемам экспорта и другим исключительно экономическим показателям благосостояния.

Если не деньги, то что? О главном секрете абсолютной удовлетворенности  жителей самого счастливого региона мира читайте в нашем материале.

Холод и смерть — счастью не помеха?

Анализ данных, учитываемых  составителями World Happiness Report, свидетельствует: ощущение счастья человеку дарят совсем не деньги (точнее, не совсем деньги). Фундаментальный вклад вносит надежная и всеобъемлющая система социальных пособий, низкий уровень коррупции, а также бесперебойно функционирующие институты демократии и государственные структуры.

Кроме этого, граждан северных стран объединяет дружное ощущение так называемой «автономии и свободы», а также высокий уровень социального доверия друг к другу. Что имеется в виду? Да элементарное понимание того, что забытый в Starbucks кошелек всегда дождется хозяина – даже спустя несколько часов, а служащий в отеле обязательно поможет с тяжелыми чемоданами.

Увы, у нас надеяться на вышеперечисленное можно не всегда — потому находится Россия на 73-й строчке рейтинга, Украина — на 123-й, а Белоруссия расположилась посередине и занимает 75-е место.

Есть, правда, и обратная сторона «медали» у специфики счастья в скандинавских странах — хотя малочисленность и схожесть менталитета северян и повышает степень удовлетворенности жизнью, холода и высокий уровень самоубийств все же сложно признать забавной «фишкой» региона.

Все не так просто

Многие факторы, потенциально раскрывающие истоки «скандинавского счастья», тесно связаны и нередко усиливают друг друга, а потому отделять причины от следствий так непросто. Вот почему поиски лишь одного единственного объяснения зачастую порождают искаженные интерпретации.

Например, может ли доверие к учреждениям и другим гражданам служить благодатной почвой для построения государства всеобщего благосостояния с щедрыми социальными благами? Способна ли такая модель государства стимулировать снижение уровня преступности и коррупции, а также рост  взаимного доверия граждан?

Скорее всего, определенную роль играют оба фактора, формируя позитивную (т.е.  усиливающую) петлю обратной связи, обеспечивающую повышенный уровень доверия в северном регионе и  высокую эффективность  модели государства и общества. Как отметил Томас Джефферсон в 1809 году — «Забота о человеческой жизни и счастье, а не об их разрушении — это первая и единственная законная задача хорошего правительства».

Краткий обзор теорий и мифов

Существует множество теорий истоков «Великого секрета»: от гипотезы успешной модернизации и предположения о способности адекватно поддерживать наименее менее обеспеченных до тезиса о высоком уровне социального капитала.

Некоторые мифы,  казалось бы, успешно ставят под сомнение теорию «скандинавского счастья». Их регулярно тиражируют популярные СМИ. На самом деле, они не имеют ничего общего со скандинавским счастьем.

Во-первых,  в скандинавских странах нет тропического климата, с которым стоковые фото традиционно ассоциируют понятие «счастье» — и это правда. Северная зима, как правило, долгая, темная и холодная. И  люди действительно учитывают экстремизм погоды в  оценках качества жизни: слишком жаркая, чрезмерно холодная и откровенно дождливая погода — все это снижает степень удовлетворенности жизнью.

Впрочем, влияние «погодного эффекта», как правило, не слишком велико — многое зависит  от ожиданий человека. Климат северной части Европы, удовлетворяя определенные ожидания, вероятно, не играет определяющей роли в формировании феномена «скандинавского счастья».

Во-вторых, миф о высоком уровне самоубийств (как о «довеске» к завидным показателям счастья в странах северной Европы) изначально выглядит парадоксальным. Действительно, в 1970-е и 1980-е гг. в скандинавских странах (особенно, в Финляндии) фиксировались относительно тревожные показатели самоубийств, но затем эта статистика резко пошла на спад. И сегодня официальные показатели самоубийств в Скандинавии близки к среднеевропейским и соответствуют данным из Франции, Германии и США.

И, наконец, третий миф. Мы часто слышим, что построить общество благосостояния якобы гораздо легче в небольших странах с однородным населением (схожим по расе, верованиям и менталитету), чем в более крупных (и, тем более, многонациональных) государствах. Тем не менее, наука так и не выявила взаимосвязи – ни отрицательной, ни положительной — между численностью населения страны и степенью удовлетворенности жизнью. Кроме того, в среднем, страны с малой численностью населения не однороднее более крупных государств.

На самом деле, сегодня скандинавские страны достаточно разнородны: около 19% населения Швеции рождено за пределами страны.  Впрочем, исторический факт — отсутствие класса рабов или ввезенной из колоний дешевой рабочей силы — все же позволяет понять, как именно скандинавы пришли к высокому уровню благосостояния.

Так в чем же секрет?

Конечно, факторов тут несколько. Как мы уже писали, все они связаны друг с другом, поэтому и воспринимать их следует как нечто взаимодополняющее и неразрывное. Каждый фактор мы оценим по степени значимости — от 1 до 5.

1. Государство всеобщего благосостояния (3/5)

Скандинавские страны известны фирменной моделью государства всеобщего благосостояния с щедрыми социальными льготами. И разве не в этом очевидное объяснение «скандинавского счастья»? Тем не менее, анализ процентной доли ВВП, выделяемой на программы общественного благосостояния, не позволяет выявить никаких взаимосвязей между этими расходами и счастьем . Более того, иногда аналитика свидетельствует даже об отрицательной корреляции!

Иными словами, нет очевидной взаимосвязи между социальной расточительностью государства и удовлетворенностью жизнью. Результаты другого исследования с участием стран ОЭСР свидетельствуют — значимая положительная взаимосвязь между масштабностью социальных пособий, степенью регулирования рынка труда и уровнем счастья все же прослеживается. Любопытно, что щедрые социальные программы приносят благо как бедным, так и богатым гражданам  и домохозяйствам.

Гарантированный доход на случай безработицы — важный фактор в определении степени удовлетворенности жизнью, поскольку на ее качество одинаково сильно влияет как отсутствие работы, так и страх лишиться рабочего места.

2. Качество государственного управления (4/5)

Некоторые исследования доказывают  — степень удовлетворения людей жизнью выше в странах с более серьезным качеством государственных структур и высокой эффективностью управления. Исследователь Джон Хэливел анализировал изменения в авторитетности правительств 157 стран за 2005-2012 гг., и обнаружил — как правило, рост авторитета ведет к улучшению благосостояния.

Государственная система в этом случае оценивается по двум факторам: возможность влияния на нее (свобода выбора и слова, политическая стабильность) и практика взаимодействия общества с властью (верховенство права, обуздание коррупции, качество регуляторной политики и эффективность работы правительства).

В странах с отменным качеством второго фактора  все более важную роль в объяснении причин счастья граждан играет наличие высокоразвитой демократии.

3. Дифференциация доходов (2/5)

Северные страны славятся низким уровнем неравенства доходов, хотя четкой закономерности между равенством и счастьем  нет. Изучая опыт 28 европейских стран, специалисты обнаружили:  неравенство действительно отрицательно коррелирует со средним  показателем удовлетворенности жизнью, но данный эффект полностью нивелируется  достойным уровнем ВВП на душу населения.

При этом авторы ряда исследований выявляют как отрицательные, так и положительные корреляции между неравенством и благосостоянием. Иными словами, четкой взаимной связи между ними не существует.

Однако жизнь в высокоразвитом государстве всеобщего благосостояния, похоже, влияет на восприятие людьми фактов неравенства в доходах. В частности, европейцы предпочитают более равноправные общества, а неравноправие ухудшает восприятие счастья, что особенно актуально  для бедняков Европы. Несколько неожиданно, но низкий уровень неравенства важен в формировании ощущения счастья гражданами северной Европы, а вот во многих европейских государствах этот тренд уже не так очевиден.

4. Свобода жизненного выбора (5/5)

Известно, что автономия и свобода выбора в жизни связаны с субъективным ощущением благополучия. Исследования показывают, что эти факторы влияют на благосостояние даже больше, чем национальное богатство. Соответственно, способность страны обеспечивать граждан  уверенностью в свободе, свободе выбора и автономии играет не последнюю роль в формировании причин счастья.

Используя данные «Обзора мировых ценностей с 1981 по 2007 год», Рональд Ф. Инглехарт демонстрирует  рост ощущения свободы выбора способствует приросту национального уровня субъективного благополучия примерно на 30%.

Инглехарт в странах северной Европы видит «достойный подражания пример успешной модернизации, максимизации благосостояния, социальной солидарности, политической и личной свободы».

5. Доверие и социальная сплоченность (5/5)

Доверие к окружающим очень сильно влияет на счастье граждан. Судя по результатам нескольких исследований, эта взаимосвязь релевантна даже с учетом таких факторов, как валовой национальный доход на душу населения.

В исследованиях были заданы как общие вопросы («Можно ли доверять большинству людей?»), так и конкретные («Считаете ли вы, что потерянный кошелек будет возвращен его владельцу?»). Помимо прочего, высокий уровень социального доверия повышает степень устойчивости благосостояния граждан перед различными общенациональными кризисами.

О благополучии свидетельствует и социальная сплоченность. И этот термин шире понятия «доверие». Это связь с другими людьми, хорошие социальные отношения и ориентация на общее благо. Три страны северной Европы, включенные в анализ — Дания, Финляндия и Швеция — оказались в первой «тройке» по индексу социальной сплоченности. А потому  упомянутые факторы следует считать еще более важным  компонентом скандинавского счастья.

Всем улыбаться!

Конечно, в нашем материале упомянуты далеко не все составляющие коктейля «северного счастья». Некую роль может играть продвинутая устойчивость перед экономической нестабильностью или отсутствие чрезмерных опасений за несоответствие каким-либо критериям успешности.

В то же время разница в ощущение собственного счастья не зависит от уровня дохода — бедность  в Дании не оказывает столь же  значимого влияния на самовосприятие, как в США, где разрыв между богатыми и бедными намного радикальнее.

Благодаря всем этим факторам рослые и улыбчивые жители Скандинавии стабильно лидируют в «топовых» рейтингах счастья. А потому желаем вам каждый день чувствовать себя хотя отчасти скандинавами и скандинавками!

Источники: worldhappiness.report, who.int, link.springer.com, oecd-library, ec.europa.eu

Подпишись на наш телеграм канал

только самое важное и интересное

Подписаться
Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читать также

{"type":"article","id":887,"isAuthenticated":false,"user":null}