Бумажные «тигры» поджали хвосты

Бумажные «тигры» поджали хвосты

15.06.2021

Время прочтения - 5 мин.

В мае 2004 года произошло событие огромной исторической значимости. 10 стран Центральной, Восточной и Южной Европы вступили в Европейский союз. Среди них были четыре недавние соцстраны: Венгрия, Польша, Словакия и Чехия, три бывших республики распавшегося СССР: Латвия, Литва и Эстония, а также осколок СФРЮ — Словения.

Тогда, 17 лет назад, многим казалось, что сделка будет взаимовыгодной. Быстро растущие экономики новых стран-членов, получив ресурсы Запада, помогут превратить ЕС в «самый конкурентоспособный и основанный на высочайших технологиях союз экономик», а сами станут «тиграми» (по аналогии с государствами Юго-Восточной Азии). Что из этого получилось?

Большие ожидания

В 2004 году экономические эксперты не скупились на позитивные прогнозы.

«Может случиться так, что уже скоро западные страны Евросоюза будут с завистью наблюдать за фантастическим экономическим ростом на Востоке», — пророчили одни.

«Новые страны ускорят рост ЕС, ужесточат конкуренцию, сделают европейскую деловую среду более динамичной», — уверяли другие.

«Цель объединения — создание единого рынка из 450 миллионов людей. Это — 450 млн покупателей, 450 млн служащих, рабочих, ученых, чей труд прямо и косвенно будет способствовать превращению Европы в самую развитую экономику в мире», — предполагали третьи.

Эйфория царила и среди присоединяемых государств. Их надежды во многом были связаны с немалыми бюджетными дотациями, которые Брюссель сулил новым странам-членам. Кроме того, власти не без оснований надеялись на более широкий приток частных инвестиций, в том числе в инфраструктуру и сервисы. Наконец, гармонизация правил игры в бизнесе на базе стандартов, проверенных в Западной Европе, должна была добавить конкурентоспособности частному сектору новичков.

При этом рядовые граждане бывших соцстран и соцреспублик рассчитывали и на подъем собственного жизненного уровня. Одни полагали, что этому поспособствует открытие рынков труда западноевропейских государств для выходцев с Востока. Другие видели шанс для себя в ускорении экономического роста при поддержке ЕС, что должно было создать новые высокооплачиваемые рабочие места. В целом же присоединявшиеся к Евросоюзу восточные страны-члены, как считалось, могли бы стать новыми «тиграми» — быстро и гармонично развивающимися экономиками.

Объективная реальность

Как это часто бывает в жизни, получилось далеко не все. Да, миллионы поляков, венгров, румын, болгар и других восточных европейцев смогли трудоустроиться в западных экономиках — но, в основном, заняв нишу недорогой и не слишком квалифицированной рабочей силы.

Да, в ЦВЕ появились средний класс и новое предпринимательство, включая мелкий бизнес, перенимающие деловой опыт развитых стран. Да, происходит адаптация законодательства в хозяйственной сфере к нормам «старого» ЕС-15, расширился ассортимент на локальных рынках. Но при этом целые сектора восточноевропейских экономик попали в зависимость от западного капитала, большинство социальных гарантий демонтированы и уровень жизни людей все еще заметно отстает от среднего по ЕС.

Наряду с этим сохраняется более низкая по сравнению с центром Европы технологическая и инфраструктурная оснащенность экономик, следствием чего является в целом невысокая конкурентоспособность большинства производимых на Востоке товаров и услуг. Из-за чего закрытие российского рынка для ЕС в 2014 году нанесло основной удар, прежде всего, по восточноевропейскому бизнесу.

Вместе с тем опросы населения демонстрируют разнородную картину. Наиболее показателен здесь пример бывшей ЧССР. Так, в Чехии положительно оценивают членство страны в Евросоюзе 37% опрошенных, отрицательно — почти столько же: 35%, а 28% — не определились. Тогда как в Словакии картина иная: за ЕС — 51% респондентов, против — только 27%. Но есть и более объективные измерители.

Сравнительные характеристики

Макроэкономическая статистика говорит, что страны Восточной Европы все годы с момента вступления в ЕС развивались быстрее старых членов. Их экономики, кроме венгерской, выросли к началу текущего года в 2,2–2,6 раза с 2003 года, если брать за основу такой показатель, как объем ВВП по паритету покупательной способности. Он позволяет исключить случайные колебания валютных курсов и делает межстрановые сопоставления более объективными. Для сравнения, Германия за тот же период выросла на 75%, Франция — на 62%.

 

 

Вместе с тем такой рост, по примерным оценкам, на 5–10% обусловлен дотациями ЕС в бюджеты новых стран-членов. Для примера, в Польше он составляет в среднем около 2% ВВП и 12% бюджета ежегодно. При этом экономика России, получающая от Европы не дотации, а санкции, с 2003 года выросла в 2,1 раза.

Не менее интересен другой показатель — душевой ВВП, также рассчитанный по ППС. За 17 лет он вырос во всех странах Европы, от Германии до России, но особенно заметно — у восточноевропейских государств.

Скажем, если в Чехии объем ВВП на душу населения по ППС в 2003 году составлял 62% от германского, то к 2021 году он вырос до 75%. Аналогичная динамика прослеживается и у других «восточноевропейских тигров». С другой стороны, только Румыния здесь добилась весомого успеха, практически утроив значение данного показателя, правда, отчасти за счет снижения численности населения почти на 2 млн чел. (–10%).

 

 

Депопуляция в определенной степени затронула также Польшу, Венгрию, Болгарию, страны Балтии. И это представляет серьезный вызов для региона, поскольку в дальнейшем демографическая ситуация едва ли улучшится. Однако снижение численности населения вкупе с его старением — а это общеевропейский тренд — означает как сокращение внутреннего рынка, так и спад в рабочей силе. Притом, что резервы роста производительности труда в ЦВЕ уже использованы.

Иначе говоря, в дальнейшем торможение экономической динамики неизбежно, и «тигры» мало-помалу превратятся в «тигрят».

Подпишись на наш телеграм канал

только самое важное и интересное

Подписаться
Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читать также

На фоне высокой инфляции Пауэлл утвержден на второй срок

На фоне высокой инфляции Пауэлл утвержден на второй срок

Сенат США утвердил кандидатуру Джерома Пауэлла на должность Председателя Федеральной резервной системы (ФРС) на второй четырехлетний срок. Он обещает быть таким же трудным, как и предыдущий, поскольку регулятор сталкивается с самой высокой инфляцией за 40 лет. Об этом сообщает The Wall Street Journal. Кандидатура Пауэлла, одобренная в четверг, 12 мая, 80 голосами против 19, в течение нескольких месяцев находилась на пути к утверждению со стороны обеих партий, несмотря на беспокойство по поводу...

13 мая 2022 г.

Инфляция в США упала впервые за 8 месяцев

Инфляция в США упала впервые за 8 месяцев

Инфляция в США упала до 8,3% в годовом исчислении в апреле, но осталась близкой к самым высоким темпам роста за четыре десятилетия. Об этом пишет The Wall Street Journal со ссылкой на Министерство труда США. Показатель индекса потребительских цен Минтруда в прошлом месяце ознаменовал первое падение инфляции за восемь месяцев по сравнению с 8,5% год к году в марте. Снижение произошло в основном из-за небольшого падения цен на бензин в апреле, которые с тех пор достигли нового максимума.  В осно...

12 мая 2022 г.

Запретить нельзя майнить!

Запретить нельзя майнить!

Как только международные санкции против России вступили в силу, мировое сообщество едва ли не сразу заговорило и о способах уклонения от них. В числе этих способов все чаще упоминаются возможности, предоставляемые стране с помощью майнинга криптовалют.

11 мая 2022 г.

{"type":"article","id":1864,"isAuthenticated":false,"user":null}