Черное дело Китая

Черное дело Китая

26.05.2021

Время прочтения - 5 мин.

Вот интересный и примечательный срез тех перемен, которые происходят в мире с ростом экономики КНР. Одна эта страна предоставила межгосударственных кредитов развивающимся странам почти столько же, сколько МВФ и Всемирный банк вместе взятые. И намного больше, чем все государства-кредиторы, объединившиеся в Парижский клуб. Но чего хочет достичь Пекин, заливая мир финансами?

Китайские деньги на бумаге

Было время, когда вожди и министры африканских стран летали в Париж чаще, чем на сафари. Но не роскошь люксовых магазинов, не сокровища Лувра и не архитектура в стиле Осман и Ар-Нуво влекли их в город на Сене.

«Меккой» было модерновое здание из стекла и бетона, где с 1956 года как часть французского казначейства располагается секретариат Парижского клуба кредиторов — этой некогда всесильной межправительственной организации, занимающейся урегулированием долгов развивающихся стран перед развитыми.

С тех пор много воды утекло. Большинство африканских и множество азиатских чиновников теперь направляют свои стопы не в Париж, а в Пекин. Китайская финансовая экспансия в «третий мир» набирает обороты невиданными темпами.

Так, если в 2008 году задолженность развивающихся стран перед КНР не превышала $50 млрд, то десять лет спустя она составила более $350 млрд. И это еще весьма скромная оценка.

 

 

Все дело в том, что абсолютное большинство кредитов, выдаваемых Китаем и его институтами развития, содержат «условия о неразглашении». В этой связи суммы долгов могут быть оценены лишь приблизительно. По имеющимся данным, порядка 50% всех займов, взятых развивающимися странами в КНР, вообще никак не фиксируются в статистике Всемирного банка, МВФ или рейтинговых агентств. И в реальности все цифры могут оказаться существенно выше озвученных.

Качество этих долгов тоже не поддается оценке. Как, впрочем, и кредитоспособность заемщиков. Пример — займы бывшего СССР третьему миру, которые Россия была вынуждена прощать полностью или на 80–90%, а остаток получать товарами в течение 20–30 лет, у всех перед глазами.

Но зачем Китаю ссужать тех, кто, быть может, никогда не сможет с ним расплатиться твердой валютой?

Шелковый пояс на горле

Китайская экспансия имеет под собой как геополитический, так и чисто прагматический мотивы. С одной стороны, страна, которая претендует на статус великой мировой державы, не может не обладать своей клиентелой. США после Второй мировой войны «спонсировали» пол-Европы, Японию и Юго-Восточную Азию, а также изрядную часть Латинской Америки. У СССР в числе клиентов были страны Варшавского договора, плюс «неприсоединившиеся» азиатские и африканские государства (хотя эти ссуды обернулись в итоге потерями для кредитора).

С другой стороны, Пекин действует весьма осмысленно. Хотя ресурсный потенциал Черного континента исследован далеко не полностью, в Африке сосредоточено свыше трети всех минерально-сырьевых ресурсов Земли. Более того, она доминирует по запасам таких критически важных металлов XXI века, как ванадий, литий, тантал, бериллий, ниобий, германий. Что делает контроль над этими богатствами главным условием власти над новыми технологиями — от электромобилей до электроники.

В том числе по этой причине Пекин сейчас весьма активно продвигает свой главный геополитический проект «Пояс и путь» (ранее «Один пояс — один путь»). Он призван связать в единую сеть более 70 стран мира, где сосредоточены 63% населения планеты и производится 40% мирового ВВП.

Однако это не просто часть новой модели экономического развития Китая с опорой на стратегическую перспективу, но также фундамент политического, интеграционного, военного и гуманитарного измерений КНР как будущего мирового лидера.

 

 

При этом, как считают на Западе, развивающиеся страны угодили в настоящую долговую кабалу Пекина. Похоже, его деньги обходятся заметно дороже — более высокие проценты и более короткий льготный период — чем кредиты ОЭСР, МВФ и Всемирного банка. А если заемщики нарушают условия ссуд, они не только теряют контроль над своими активами, который переходит к Китаю, но и бывают вынуждены идти на некоторые другие уступки экономического и политического характера.

Парижская охота на дракона

Было бы наивно предполагать, что коллективный Запад станет взирать на рост геополитического конкурента с олимпийским спокойствием. В конце концов, он накопил солидный опыт реагирования на глобальные вызовы. Переиграл СССР не только экономически, но даже идеологически, предложив всему миру более привлекательную модель социально-экономического развития. Интегрировал в свою орбиту таких серьезных конкурентов, как Япония и «азиатские тигры». Умело осаживает Россию. Пытается сдержать Китай.

Здесь в ход идут и кнут, и пряник. С одной стороны, США и ЕС, порой в нарушение всех писаных норм ВТО, ведут торговую войну против КНР. С другой — не оставляют попыток затянуть его в свои институты, навязав собственные правила игры.

Одна из таких потуг — вовлечь Пекин в деятельность Парижского клуба, убедив его следовать «общепринятым» процедурам в урегулировании долгов. Не так давно эту модель поведения удалось навязать и России, которая в итоге согласилась списать более $140 млрд задолженности развивающимся странам, при том что свои долги Западу в объеме более $100 млрд выплатила полностью.

 

 

Но Китай проявляет умение учиться на чужих ошибках. Формально не отказываясь от сотрудничества с Западом в рамках G-20, он проводит свою линию в вопросе внешних долгов.

«Китай как развивающаяся страна лучше понимает все проблемы своих должников, чем Парижский клуб», — такова сейчас позиция Пекина, охотно берущего активы за долги.

По оценкам, уже 12% африканской промышленности перешло под контроль китайских госкомпаний. И хотя некоторые страны Черного континента начинают противиться дальнейшему проникновению Китая, экспансия продолжается. В конце концов, деньги нужны всем, а юань — и в Африке юань.

Подпишись на наш телеграм канал

только самое важное и интересное

Подписаться
Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читать также

Удастся ли США избежать рецессии

Удастся ли США избежать рецессии

Решимость американской Федеральной резервной системы (ФРС) и готовность идти до конца в борьбе с инфляцией вызывает все большую тревогу Уолл-стрит. Но не все так плохо, как это пытаются представить лидеры компаний, чьи акции уже пострадали из-за политики регулятора. Ставки высоки В мае Федеральная резервная система (ФРС) повысила краткосрочные процентные ставки до 0,75–1%, открыв фронт по борьбе с инфляцией. Этот жизненно важный показатель в США более чем в 3 раза превышает целевой уровень р...

29 июня 2022 г.

Внешние инвесторы сокращают вложения в китайские облигации

Внешние инвесторы сокращают вложения в китайские облигации

Чтобы вернуть иностранцев, Народный банк Китая (НБК) даст квалифицированным иностранным банкам, суверенным фондам благосостояния и пенсионным фондам новые возможности на внутреннем рынке.

24 июня 2022 г.

Кредиты майнеров под угрозой

Кредиты майнеров под угрозой

По оценкам участников рынка, проблемными уже являются кредиты на $4 млрд, выданные майнерам под залог оборудования, не считая популярных в Азии кредитов под залог будущих токенов.

24 июня 2022 г.

Инвестиционная стратегия Большой Нефти: акционеры важнее потребителей

Инвестиционная стратегия Большой Нефти: акционеры важнее потребителей

Война в Украине и западные санкции на экспорт углеводородов из России должны расшевелить нефтяных гигантов и заставить их спешно нарастить траты на расширение добычи. Однако в этот раз все может произойти иначе...

23 июня 2022 г.

Путь на юг рублю открыт: воспользуется ли он заманчивым предложением?

Путь на юг рублю открыт: воспользуется ли он заманчивым предложением?

Курс доллара к рублю достиг в мае локального «дна» и, оттолкнувшись от него, пошел наверх. Но не так уж высоко забрался. Какие факторы движут российским валютным рынком в условиях все новых и новых западных санкций?

22 июня 2022 г.

{"type":"article","id":1701,"isAuthenticated":false,"user":null}