Декларация неизвестности

Декларация неизвестности

30.03.2021

Время прочтения - 4 мин.

Россия удивительная страна: даже объективно правильные вещи здесь порой делаются так, что хоть «Караул!» кричи. Нечто подобное произошло в начале года в сфере внешнеэкономической деятельности, когда Федеральная таможенная служба неожиданно для большинства участников ВЭД самостоятельно поменяла правила диспетчеризации таможенных деклараций, не дожидаясь регистрации в Минюсте соответствующего приказа Минфина. Это решение вызвало переполох на рынке и внесло элемент хаоса в деятельность многих импортеров и таможенных брокеров. Но так ли страшен черт, как его малюют?

Грузы заплутали в правилах

1 февраля стал «черным понедельником» для многих российских импортеров. С этого дня поменялись правила декларирования импортных товаров, ввозимых в Россию. Если раньше подавать таможенную декларацию на товар нужно было по месту прибытия, то по новому порядку эта процедура перенеслась в специальный центр, назначенный особым алгоритмом автоматической «диспетчеризации».

Разговоры о модернизации порядка декларирования товаров импортерами ходили давно. Был даже подготовлен специальный приказ Минфина, который детально прописывал весь механизм. Но он завис в дебрях межведомственных процедур. И ФТС решила действовать самостоятельно — в рамках имеющихся полномочий.

Суть нововведений заключалась в следующем. До сих пор участники ВЭД выбирали пункт таможенного оформления, исходя из экономической составляющей и сложившейся практики работы с конкретным Центром электронного декларирования (ЦЭД). Но с 1 февраля декларации стали распределяться по ЦЭДам автоматически по трем критериям: тип груза, вид транспорта, которым прибыл или отправляется товар, и место регистрации декларанта (см. Схема). И только если алгоритм «не справлялся», либо были исключения, документы могли подаваться туда, куда указал декларант.

 

 

Хотя переход к диспетчеризации деклараций был анонсирован еще в конце 2020 года, введение нового порядка поначалу вызвало целый ворох проблем как у компаний-участников ВЭД, так и у таможенных органов. Первые столкнулись с неожиданностями, когда их декларации перераспределялись совсем не в те центры, которые были указаны при заполнении документа. А вторые получили рост нагрузки и необходимость вникать в тонкости оформления новых для себя товаров.

Смещение пространства-времени

Самое частое, с чем сталкивались компании после введения новых правил, это направление деклараций на обработку «не в тот» ЦЭД. Например, у фирмы, чьи товары приходили на таможенный склад в Московскую область, декларации стали попадать в Дальневосточный ЦЭД. При этом из-за разницы во времени они зависали без движения, «переходя» на следующие сутки. Особенно часто это случалось, когда ЦЭД считал необходимым запросить дополнительные документы. А пока декларация находится на рассмотрении таможенного органа, компания оплачивает простой транспорта и стоянку — до €150 за машину в сутки.

Другой частый кейс, возникший после 1 февраля, связан с морскими грузами. Ряд участников ВЭД пожаловались, что для товаров, пришедших через Большой порт Санкт-Петербурга и следующих далее в Москву, подавать декларацию надо не в ЦЭД Московской областной таможни, а в Балтийский ЦЭД. Где стали в 6–8 раз чаще производиться досмотры — а это также потери времени. Дело доходило до того, что на уже ушедший по транзиту груз назначался досмотр в пути — через мобильный инспекционно-досмотровый комплекс. Расходы при этом ложились на владельца.

Но у таможни своя правда. 

«Сегодня примерно 10% товаров, которые прилетели авиационным транспортом, декларируются в других регионах по технологии удаленного выпуска. И мы не видим объективных причин декларировать товар, скажем, в Сибири, когда он прилетел в московский авиаузел и не предназначен для перевозки в сибирский регион. Участники ВЭД говорят, мол, так удобнее — в Москве еще спят, а там уже работают. Но риск в том, что товар может быть выпущен без должного контроля, потому что еще не начал работать таможенный орган по месту его фактического нахождения. И такие конструкции со временем будут уходить в прошлое», — говорит первый замглавы ФТС Руслан Давыдов.

Диспетчеризация против коррупции

По большому счету, новшества в диспетчеризации таможенных деклараций служат благой цели — искоренить коррупцию на таможне. Если раньше фактический контроль и декларирование производились на одном таможенном посту, то теперь они разделены юридически и территориально, что снижает риск неформальных договоренностей с инспектором. А в идеале руководство ФТС хочет добиться, чтобы контакт предпринимателя с выпускающим инспектором был разорван полностью.

С этой целью и делается ставка на автоматическое регулирование потоков таможенных деклараций. Помимо антикоррупционной составляющей она несет участникам ВЭД сокращение издержек таможенного оформления. По словам главы ФТС Владимира Булавина, «добросовестный бизнес может забыть о "часах" на таможне: теперь время автоматической регистрации — это минуты, а не часы и дни».

К слову, и хаос, вызванный внезапным для многих участников ВЭД переходом к автоматической диспетчеризации деклараций, постепенно исчезает. Уже к концу февраля среднее время выпуска деклараций на ввозимые безрисковые товары вернулось к уровням 2020 года и в 95% случаев не превышало двух часов. Таможня и бизнес вновь притерлись друг к другу, и уже такое серьезное испытание, как пиковый импорт срезанных цветов в марте, особых нареканий не вызвало. 

Теперь остается лишь дождаться того, что использование передовых цифровых технологий превратит таможенное администрирование в быстрый и удобный для бизнеса высокотехнологичный процесс. По прогнозам нынешнего руководства ФТС, это произойдет уже к 2030 году.

Подпишись на наш телеграм канал

только самое важное и интересное

Подписаться
Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читать также

{"type":"article","id":1342,"isAuthenticated":false,"user":null}