Долг платежом опасен

Долг платежом опасен

03.11.2020

Время прочтения - 4 мин.

Насколько верным было решение России досрочно выплатить долги международным финансовым организациям и другим официальным кредиторам.

Единственный долг, который хочется отдавать почаще, —
супружеский (Народная мудрость, переосмысленная КВН)

Три года назад Россия официально погасила досрочно последний внешний долг бывшего СССР, заплатив $125,2 млн Боснии и Герцеговине. До этого были завершены все расчеты с Международным валютным фондом (в 2005 году), а также с Парижским (в 2006-м) и Лондонским (в 2010-м) клубами кредиторов. Что получила страна взамен?

Долговое бремя

Россия стала должником поневоле. Фактически ее вынудили принять на себя все долги распавшегося в 1991 году СССР. Только на этих условиях страна, вступившая в новейший период своей истории на фоне жесточайшего финансового кризиса, смогла получить доступ к спасительным кредитам МВФ и Всемирного банка. Без которых ее будущее выглядело бы совсем печальным.

В свою очередь, колоссальный внешний долг Советского Союза стал прямым результатом удручающей некомпетентности и самонадеянности тогдашнего руководства. Еще на 1 января 1983 года внешняя задолженность СССР составляла скромные $5 млрд — порядка 1% тогдашнего ВВП.

Но уже к концу 1985 года она превысила $30 млрд, а за последующие пять лет еще более чем утроилась. Первоначально эти $96,6 млрд долга (по другим оценкам, до $140 млрд) бывшие советские республики согласились «по-честному» разделить между собой, и России досталось бы максимум 60% этой суммы. Но затем пошли такие споры и дрязги между «независимыми» государствами, что новое российское руководство — под давлением США и Великобритании — было вынуждено пойти на «нулевой вариант»: принять на себя все долги СССР, но также получить его активы.

Все 1990-е Россия активно занимала сама. Только от МВФ в 1992-1998 гг. она получила в общей сложности примерно $28 млрд по разным программам финансовой стабилизации. Помимо этого привлекались займы Всемирного банка, ЕБРР, некоторых других международных финансовых организаций. Впрочем, использовались эти средства не всегда эффективно, экономика пребывала в кризисе, а в 1998 году последовал дефолт, изменивший отношения с кредиторами.

Платежная дисциплина

Платежи по старым и новым долгам очень долгое время ложились тяжким бременем на неустойчивый российский бюджет. В отдельные годы только выплаты процентов могли доходить до четверти бюджетных доходов. Спасали отсрочки и реструктуризации, о которых тогдашний президент РФ Борис Ельцин договаривался с «Большой семеркой».

С началом 2000-х ситуация развернулась на 180º благодаря быстрому оживлению экономики после дефолта и уверенному росту мировых цен на нефть. Если в 2000-2001 гг. Россия еще добивалась списания и реструктуризации долгов от Лондонского и Парижского клуба кредиторов (частично это удалось), то уже с 2004 года задалась целью погасить все досрочно. Что и было сделано в следующую пятилетку.

В 2005 году Москва полностью выплатила долг перед МВФ. В 2006 году, также досрочно, вернула все долги Советского Союза Парижскому клубу кредиторов. Переговоры с Лондонским клубом, объединяющим коммерческих кредиторов, заняли намного больше времени. Но в 2010 году была перевернута и эта страница финансовой истории: иностранным держателям российских долговых обязательств был выплачен последний миллион долларов. В общей сложности досрочные платежи позволили сэкономить на процентах более $10 млрд.

Финансовые возможности

Несмотря на экономию, решение погасить долги досрочно вызвало в свое время ураган критики — и справа, и слева. Для расплаты с кредиторами привлекались немалые средства как из текущего федерального бюджета, так и из финансовых резервов.

Одни критики полагали, что лучше было бы направить эти ресурсы на поддержку приоритетных отраслей национальной экономики, другие — на снижение налогового бремени, третьи — на социальные выплаты, увеличивающие внутренний спрос. Впрочем, у России тех лет не было особого недостатка в деньгах: высокие мировые цены на нефть буквально наводнили экономику внеплановыми доходами. Скорее уж надо было опасаться «голландской болезни».

Оценки принятых решений начали меняться после 2014 года, когда на Россию обрушились западные санкции, перекрывшие кислород для новых внешних займов. В экономике, столкнувшейся к тому же с шоком от резкого падения цен на нефть, наметился дефицит инвестиций, а бюджет вынужденно перешел в режим экономии. Тут-то все и вспомнили, сколько получил от РФ «неблагодарный» Запад, «обескровивший» страну финансово. Замещать выпавшие инвестиционные ресурсы государству пришлось в основном на внутреннем рынке.

Это не лучший сценарий. Во-первых, потому что ресурсы внешних кредиторов несоизмеримо выше, чем местных. Во-вторых, потому что занимая внутри страны, государство вступает с частным сектором в конкуренцию за средства инвесторов и обычно выигрывает ее в силу своей большей надежности. В итоге стоимость заемного капитала для негосударственных фирм возрастает. В-третьих, уже само наличие крупных иностранных заимодавцев дисциплинирует власти, стимулируя их к более ответственной бюджетной и финансовой политике.

С другой стороны, за последние три года внешний госдолг РФ вырос на 50% —  до $65,9 млрд, при этом объем валютных облигаций почти удвоился ($20,3 млрд против $11,3 млрд на начало 2017 года). Объем рублевых ОФЗ, купленных нерезидентами, увеличился на 75%.

Это не много в сравнении с развитыми странами, чьи долги порой исчисляются триллионами долларов и растут на сотни миллиардов за год. Но всё же это признак того, что Россия все еще в состоянии, несмотря на санкции, привлекать заимствования из-за рубежа. Другое дело, как и для чего они используются… Но это уже отдельная история.

Подпишись на наш телеграм канал

только самое важное и интересное

Подписаться
Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читать также

Экономический паспорт украинца: на кого будут работать недра страны?

Экономический паспорт украинца: на кого будут работать недра страны?

Президент Зеленский внес в Верховную Раду законопроект об «экономическом паспорте» украинца. Насколько реальна эта идея? Можно ли реализовать в Украине модель, при которой молодые люди в 18 лет будут получать от государства достойную финансовую помощь, позволяющую им успешно войти во взрослую жизнь?

сегодня

Центральные банки ставят диагноз и ищут лекарство от инфляции

Центральные банки ставят диагноз и ищут лекарство от инфляции

Методы сдерживания инфляции в разных странах сильно разнятся — от агрессивного повышения процентных ставок как классического метода сдерживания роста цен до диаметрально противоположного подхода — их понижения. Как оценивают аналитики действия регуляторов, традиционно находящихся в фокусе внимания: Банка Англии, ЕЦБ и Центрального резервного банка Турции?

14 января 2022 г.

Казахстан и «майдан»

Казахстан и «майдан»

Еще 31 декабря прошлого года в Казахстане было все спокойно, а уже 2 января он буквально взорвался протестами. Кому это было выгодно? Кто получит контроль над главной экономикой Центральной Азии? Чем обернется новый «майдан» на постсоветском пространстве?

11 января 2022 г.

{"type":"article","id":948,"isAuthenticated":false,"user":null}