Раскоронованная экономика в год великой самоизоляции: есть ли свет в конце тоннеля?

Раскоронованная экономика в год великой самоизоляции: есть ли свет в конце тоннеля?

29.07.2020

Время прочтения - 5 мин.

От Великой депрессии к Великой самоизоляции: что ждет «раскоронованную» пандемией COVID-19 глобальную экономику — восстановление или новые убытки?

Достоверно оценивать масштаб издержек глобальной пандемии COVID-19 еще рано, но мощь грядущих негативных последствий для мировой экономики очевидна с первых дней кризиса. Этот тезис сегодня не оспаривают даже неисправимые оптимисты.

Уже первая аналитика гарантировала большинству крупнейших государств планеты — при перерастании эпидемии в глобальную пандемию — сокращение ВВП-2020 на 2,4% (как минимум). Оперативно пересмотрели предварительные прогнозы роста мировой экономики и ведущие экономисты, умерив ожидания на 2020 год с 3,0% до 2,4%.

Это не так мало в денежном выражении. Так, номинальный ВВП планеты в 2019 году оценивается в $85-87 трлн. Солидный разброс объясняется давней традицией международных институтов публиковать различные данные: оценивая итоги минувшего года, в МВФ заявляют о $87,26 трлн, во Всемирном банке насчитывают $87,75 трлн, а статистическое управление ООН видит лишь $85,08 трлн. А по расчетам экспертов портала Statista, снижение темпов глобального роста всего на 0,4% в год чревато $3,5 трлн упущенной экономической выгоды.

Но упомянутые прогнозы звучали еще до обретения COVID-19 зловещего статуса глобальной пандемии и масштабного введения беспрецедентных ограничений на социальные контакты ради обуздания темпов распространения вируса. Да и индекс Dow Jones Industrial Average (DJIA) тогда еще не пережил рекордный дневной обвал на немыслимые 3 000 пунктов (почти 13%) — исторический крах, затмивший события «черного понедельника» 1987 года, зафиксирован 16 марта.

Кризис беспрецедентный, убытки запредельные

Официальную отмашку к пересмотру первичных прогнозов и оценок 14 апреля дает МВФ — публикацией тревожной статьи профессора Гарвардского университета и главы исследовательского департамента МВФ Гиты Гопинат «Великая самоизоляция: наихудший экономический спад со времен Великой депрессии». «Совокупные потери мирового ВВП в 2020–2021 гг. в результате спровоцированного пандемией кризиса могут достигнуть $9 трлн», — констатирует Гопинат. А с ее легкой руки в оборот входит понятие «Великая самоизоляция».

14 мая «эстафетную палочку» апокалиптических предсказаний принимает «Азиатский банк развития» (ABD) с «Обновленной оценкой потенциального экономического воздействия COVID-19», разработанной на базе двух вероятных сценариев развития пандемии. Оптимистичный вариант, по расчетам аналитиков ABD, принесет мировой экономике $5,8 трлн убытков, а пессимистичный — $8,8 трлн, т.е. 6,4%–9,7% глобального ВВП. А ведь в марте банк оценивал глобальные потери от COVID-19 в $2,1–$4,1 трлн.

24 июня МВФ публикует мрачный «апдейт» собственного апрельского прогноза. «Мы ожидаем углубление спада в 2020 году и замедление темпов восстановления в 2021 году», — пишет Гопинат. Выход из режима «великой самоизоляции» будет «неровным и непредсказуемым», резюмирует финансист. Радикально пересмотрена и оценка убытков — «совокупные потери мировой экономики за 2 года могут превысить $12 трлн».

5 июля с неутешительными итогами 6 сценариев развития пандемии мировое сообщество знакомят сотрудники Центра прикладного макроэкономического анализа Австралийского национального университета (CAMA ANU). Ключевой вывод шокирует — только в 2020 году глобальная экономика недосчитается… $21,8 трлн. В лучшем случае убытки планеты составят $14,7 трлн, уверяют исследователи, опубликовавшие онлайн-модель расчетов. Итоговые издержки за 5 лет (2020-2025) достигнут $35,3 трлн, а больше всех пострадают 3 страны — Россия, США и Китай. Даже при самых благоприятных раскладах убытки этих государств оцениваются в $2,8, $2 и $1,9 трлн соответственно.

На пути к Великой депрессии 2.0?

Среди прочего, роль локомотива экономических потерь в период пандемии COVID-19 играет радикальное падение спроса потребителей — в условиях кризиса и неопределенности люди просто не готовы оплачивать ранее пользовавшиеся устойчивой популярностью товары и услуги глобального рынка. Наиболее ярко эта динамика прослеживается в максимально пострадавших отраслях — сфере транспортных перевозок, путешествий и туризма.

В стремлении замедлить темпы распространения вируса страны радикально ограничивают свободу передвижения, автоматически ликвидируя потребительский спрос на авиабилеты, зарубежный отдых и деловые поездки. В итоге авиакомпании, наземные перевозчики, туроператоры и сфера гостеприимства теряют запланированный доход, несут убытки и сокращают персонал ради выживания. Подобное происходит и в других отраслях.

Сокращение персонала ради компенсации недополученного дохода формирует в экономике нисходящую спираль, чреватую крайне опасной цепной реакцией: новые безработные больше не могут позволить себе приобретение все еще доступных товаров и услуг.

Яркий пример — розничная торговля. Рост безработицы кардинально усугубит дальнейшее снижение объемов продаж, спровоцированное массовым закрытием традиционных торговых точек, а затем кризис —подобно верховому лесному пожару — перекинется на сегмент онлайн-ритейла (наслаждавшийся взрывным ростом на протяжении первой стадии кризиса). Вот почему ведущие экономисты все чаще говорят о повторении Великой депрессии, но уже в более жестком варианте и на ином уровне развития экономики — в условиях тотальной глобализации.

А что там — в конце тоннеля?

Наихудшего из вероятных сценариев все же можно избежать — вопреки реальности вызовов и угроз. Опыт предыдущих кризисов свидетельствует: правительства способны парировать последствия рецессий, обусловленных масштабным падением потребительского спроса — например, наращиванием бюджетных расходов. Вот и сегодня многие государства выделяют специальные денежные пособия гражданам и обеспечивают предприятия средствами, необходимыми для сохранения прежней численности персонала на период пандемии.

Мало того, благодаря специфичности кризиса некоторые сектора (онлайн-торговля, продуктовая розница и сфера здравоохранения) оказались в условно выигрышном положении. Им в сложившейся ситуации, по крайней мере, гарантирован определенный экономический рост для компенсации убытков.

И, наконец, свет в конце тоннеля просматривается даже в условиях пандемии COVID-19 — жесткие ограничения на свободу передвижения постепенно смягчаются, а вывод на рынок подлинно эффективной вакцины станет отправной точкой процесса возрождения экономики.

Перечисленное дает основания для сдержанного оптимизма — и, скорее всего, глобальную экономику после завершения пандемии ожидает подъем. Вопрос лишь в темпах и сроках. Так, траектория пока еще гипотетического роста может оказаться как стремительной V-образной, так и плавно-затяжной U-образной. Не исключен и W-образный вариант развития, напоминающий «американские горки», и даже L-образная траектория чрезвычайно длительного и крайне болезненного возвращения хотя бы к докризисному положению дел.

В итоге, умелое комбинирование правительствами адекватных мер реагирования (конечно, при малой толике банального везения) избавит мир от перспективы откровенно апокалиптических прогнозов. А увидеть первыми свет в конце тоннеля вам поможет оперативная, всегда отлично аргументированная и четко структурированная аналитика от авторов и экспертов портала iSpace.news.

Подпишись на наш телеграм канал

только самое важное и интересное

Подписаться
Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читать также

Инвестиционные стратегии 2022: фондовый рынок

Инвестиционные стратегии 2022: фондовый рынок

Почему инвестиции в Apple и Google не принесут успеха в 2022 году? Какие акции будут расти, несмотря на кризис? Как сформировать сбалансированный портфель в текущих условиях? Об этом читайте в нашем новом материале.

12 мая 2022 г.

В Пекине паника из-за COVID

В Пекине паника из-за COVID

Опасаясь введения локдауна по примеру Шанхая, жители крупнейшего района Пекина в понедельник запасались впрок продуктами питания и товарами первой необходимости.

25 апреля 2022 г.

Куда деньги нести: что показало стресс-тестирование банков Украины

Куда деньги нести: что показало стресс-тестирование банков Украины

Главная цель стресс-тестирования — определить надежность банков и способность пережить кризис. Причиной «банкопада» 2014-2015 гг. стали действия НБУ, не сумевшего учесть все риски. Сыграла роль и неготовность банков к кризису. Но регулятор провел работу над ошибками, а стресс-тесты финансового-кредитных учреждений теперь проводятся регулярно. Что же они показали?

8 февраля 2022 г.

Лучший год для Южной Африки

Лучший год для Южной Африки

Хотя пандемия принесла экономике ЮАР немало проблем, фондовый рынок вырос за счет ритейлеров драгоценностей и горнометаллургического сектора.

31 декабря 2021 г.

{"type":"article","id":889,"isAuthenticated":false,"user":null}