Концессия — не идеально, зато выгодно

Концессия — не идеально, зато выгодно

23.10.2020

Время прочтения - 5 мин.

Передача в концессию двух портов — николаевской Ольвии и Херсонского морского торгового — наделала немало шума в украинских СМИ. Многие тогда, похоже, впервые, услышали слово «концессия». И данное решение — как это принято в политических кругах и средствах массовой информации — отчаянно критиковали, даже не вникая в суть происходящего и не задумываясь о том, что новый закон о концессии принят осенью 2019 года — уже после прихода к власти президента Украины Владимира Зеленского.

Цивилизованный вариант — партнерство инвестора и государства

Концессия — это довольно-таки хорошо известная в мире практика государственно-частного партнерства. Фактически промышленность, строительство и железные дороги Российской Империи в конце XIX и начале XX века во многом развивались благодаря концессиям. Именно французские, бельгийские, немецкие и шведские бизнесмены были главными инвесторами российских концессионных проектов того периода. Концессии существовали и во времена СССР: многие шахты и заводы в те годы передавали в управление американцам, англичанам и тем же шведам.

Сама идея концессии проста и понятна большинству инвесторов, желающих вложить деньги в выгодное направление бизнеса, но при этом осознающих, что далеко не все объекты инвестирования можно купить. И это факт. В любой стране мира есть инвестиционно привлекательные предприятия, которые руководство государства не планирует продавать.

Вот тут на помощь и приходит концессионный договор. С одной стороны, он оставляет в государственной собственности объект инвестирования. С другой — концессионер получает возможность инвестировать деньги в этот объект и получать доход. При этом кроме традиционных налогов, он обязуется платить еще и концессионные платежи. Как правило, они рассчитываются как часть прибыли инвестора.

Такая модель в чем-то похожа на аренду государственной собственности и отличается рядом особенностей. Связаны они с тем, что это не продажа, а лишь передача во временное пользование. По прошествии определенного времени переданный в концессию объект возвращается под управление государства. В принципе, у инвестора два варианта: либо вернуть его властям, либо продлить договор концессии, но уже на новых условиях.

Концессия на службе коррупции

Возможно, вы удивитесь, но регулирующее практику концессии законодательство существовало в Украине еще во времена Кучмы. Даже тогда были случаи передачи в концессию государственных угольных шахт и предприятий (а также других объектов энергетики) генерирующих, поставляющих и распределяющих электрическую и тепловую энергию.

Предпринимались и попытки передать «на откуп» производства ВПК и крупные машиностроительные заводы. Но система функционировала очень слабо: слишком часто такие концессии носили откровенно коррупционный характер. И всем все было понятно, ведь угольные шахты передавали в концессию украинским олигархам, занимавшимся тепловой энергетикой и просто не хотевшим покупать старые шахты, но желавшим добывать уголь для своих ТЕЦ. При этом реально заинтересованным инвесторам чиновники слишком часто отказывали под надуманными предлогами, ссылаясь на откровенно путаное украинское законодательство.

Первые ласточки — на пути к возрождению цивилизованной практики

Вот поэтому Зеленскому и пришлось принимать новый закон, чтобы запустить концессию в Украине в цивилизованном виде. Передача в управление двух портов — это только начало. В перспективе планируется передать концессионерам большую часть украинских торговых портов, земельные участки под строительство автобанов, аэропортов, объектов распределения и доставки электроэнергии. Очень много сказано (хотя все это пока только на стадии обсуждения) о передаче в концессию зарубежным инвесторам из ЕС и США украинской газотранспортной системы (ГТС).

Почему в Украине начали с торговых портов? Во многом потому, что в стране в последнее время очень активно развивается экспорт сельскохозяйственной продукции, железных руд и металла. А для этого жизненно необходимы адекватные портовые мощности по перевалке грузов. Принято считать, что реконструкцию и развитие портов должно финансировать государство за счет бюджета.

Этим Киев и занимался на протяжении минувших 25 лет. А точнее — пытался воплотить в жизнь свои амбициозные планы. При этом экспортеры украинских товаров постоянно сетовали на нехватку мощностей для перевалки грузов и неизменные убытки при погрузке кораблей. Поэтому в правительстве прекратили мечтать о реконструкции портов за счет казны, и было принято решение о привлечении частных инвесторов, которые смогут инвестировать реальные деньги и обеспечить развитие портовой инфраструктуры.

Согласно концессионному договору, порт Ольвия передан на 35 лет катарской компании, управляющей крупнейшим портом Катара. Эта фирма обязуется инвестировать 17 млрд гривен в развитие порта и обеспечить перевалку грузов на уровне не менее 2,55 млн тонн в год. При этом катарские инвесторы будут ежегодно платить фиксированную сумму за концессию и отдавать государству часть прибыли. Кроме того, часть денег компания вложит в развитие Николаева, а также обязуется соблюдать трудовое и экологическое законодательство Украины, выплачивая все предусмотренные налоги в бюджет страны.

Перед непростым выбором

Никто не говорит, что концессия — идеальная модель государственно-частного партнерства. Тут изначально просматриваются определенные риски: например, инвестор может оказаться недобросовестным и будет больше думать о прибыли, чем о развитии полученного в концессию объекта. Но у государства есть право досрочно расторгнуть договор, если условия не соблюдаются. Существуют и механизмы контроля за соблюдением положений концессионного соглашения. В теории, конечно, правительственные чиновники могут за «долю малую» закрывать глаза на любые аферы инвестора с государственной собственностью.

Но это одна точка зрения. С другой стороны, в Украине множество государственных объектов, которые нельзя приватизировать или продать. Но и развивать их — а тем более управлять ими — украинское руководство не может, не умеет и не хочет. Сложно вспомнить, сколько раз в Украине говорили о необходимости строительства платных автобанов. Но без концессии это невозможно.

«Укрзализницу» продать нельзя, но передать в концессию вокзалы и склады было бы целесообразно. Линии электропередач — как и инфраструктура передачи тепловой энергии — всегда будут оставаться собственностью государства, но для развития этих сетей разумно было бы привлечь инвесторов. Ведь без их денег и новых технологий подавляющая часть украинских сетей будет оставаться изношенной и устаревшей.

Остается только гадать, что же лучше — отдать в концессию украинскую ГТС, чтобы инвесторы получили возможность реконструировать ее и сделать частью европейской энергетической инфраструктуры? Или же оставить в государственной собственности, постоянно жаловаться на отсутствие денег на ее ремонт (не говоря уже о реконструкции) и ждать чуда? Но в госбюджете Украины вряд ли появятся деньги на капитальный ремонт этой «трубы»…

Подпишись на наш телеграм канал

только самое важное и интересное

Подписаться
Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читать также

Бизнес в красном: чем поможет государство

Бизнес в красном: чем поможет государство

Верховная Рада предлагает увеличить расходы госбюджета на ₴3 млрд, чтобы помочь бизнесу выжить в условиях ужесточения карантинных ограничений. Сумма скромная, хотя в этом году казна наполняется рекордными темпами и с деньгами проблем нет.

23 ноября 2021 г.

Инвестирование в эпоху глобального потепления: перспективные активы

Инвестирование в эпоху глобального потепления: перспективные активы

Встреча G20 в Риме и завершившаяся климатическая конференция COP26 в Глазго свидетельствуют о все более решительном настрое мировых лидеров, об их готовности перейти к конкретным действиям по сокращению выбросов парниковых газов.

23 ноября 2021 г.

Золотая акция Си Цзиньпиня

Золотая акция Си Цзиньпиня

Прошел год с тех пор, как в Китае стартовала большая чистка технологического сектора — работа ради «всеобщего процветания». По данным западных источников, за это время рыночная стоимость гигантского кластера снизилась на $1,5 трлн.

19 ноября 2021 г.

Нужна ли казахстанской экономике помощь Нацбанка

Нужна ли казахстанской экономике помощь Нацбанка

НБ РК участвует в финансировании сразу нескольких государственных программ льготного кредитования, включая «Экономику простых вещей», «Дорожную карту занятости на 2020–2021 годы», программу льготного кредитования субъектов предпринимательства, пострадавших  в результате введения режима чрезвычайного положения в стране, и Государственную программу  жилищного-коммунального развития «Нұрлы жер». НБ РК участвует в финансировании сразу нескольких государственных программ льготного кредитования, включая «Экономику простых вещей», «Дорожную карту занятости на 2020–2021 годы», программу льготного кредитования субъектов предпринимательства, пострадавших  в результате введения режима чрезвычайного положения в стране, и Государственную программу  жилищного-коммунального развития «Нұрлы жер».

18 ноября 2021 г.

Бизнес на репродукции и рождаемости: инвесторы оценили перспективы

Бизнес на репродукции и рождаемости: инвесторы оценили перспективы

Население Земли стремительно стареет, виной этому — проблемы с репродуктивными функциями мужчин и женщин. В связи с этим на Западе наметилась достойная подражания тенденция: работодатели оказывают сотрудникам помощь в решении даже этого деликатного вопроса.

17 ноября 2021 г.

Скромные успехи «Большой приватизации»: Украина все еще ждет рекордов

Скромные успехи «Большой приватизации»: Украина все еще ждет рекордов

В Украине снова наступает эпоха «большой приватизации». Фонд госимущества продал киевский завод «Большевик» за ₴1,42 млрд и нацелился еще на несколько государственных объектов. Всего он планировал перечислить в бюджет страны ₴12 млрд. Реально ли это?

17 ноября 2021 г.

{"type":"article","id":940,"isAuthenticated":false,"user":null}