Коронный номер

Время прочтения - 5 мин.

Коронный номер

09.03.2021

Как изменился российский рынок труда под влиянием пандемии CОVID-19

Экономический кризис, порожденный глобальным распространением новой коронавирусной инфекции, стал беспрецедентным для рынка труда и сферы занятости. Помимо известных эффектов, таких как рост безработицы и снижение зарплат, он привел к возникновению принципиально новых трендов. И последствия пандемии останутся с нами надолго, возможно, уже навсегда.

Сказанное в полной мере относится и к России.

Вирус безработицы

Всего лишь год назад было сложно представить, что какая-то «респираторная инфекция», которую не сравнить ни с чумой, ни с La Grippe Espagnole, настолько глубоко повлияет на большинство населения Земли. Согласно статистике Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), COVID-19 переболели около 115 млн чел. — менее 1,5% населения планеты. Умерли 2,5 млн чел. Для сравнения, 100 лет назад «испанкой» заразился каждый третий, а число ее жертв историки оценивают в диапазоне от 17 до 50 млн чел.

Пандемия вызвала в большинстве мировых экономик кризис, сопоставимый по масштабам с Великой депрессией 1930-х. Хотя в основном на такое развитие событий повлияла реакция властей на вирус. Всеобщие локдауны, жесткие ограничения, высокие издержки на соблюдение санитарных норм и правил, запреты на пересечение границ и проч. — все это привело к остановке производства и закрытию огромного количества предприятий по всему миру. Из-за чего рынок труда — также повсеместно — оказался в глубоком нокдауне.

В России, только по официальным оценкам Росстата, численность безработных за год увеличилась на треть, или на 1 млн чел. Неправительственные эксперты полагают, что в действительности это число вдвое выше. По их подсчетам, занятых россиян к концу 2020 года стало на 1,8 млн чел. меньше, чем в «доковидном» 2019-м, а общее количество работающих упало до 70,8 млн чел. — абсолютного минимума с 2011 года. 

При этом, согласно принятой в России методологии, к числу занятых относится каждый, кто хотя бы несколько часов в неделю работал за оплату, в том числе в натуральной форме, или долю от прибыли.

Но подобный рост безработицы выглядит скромным на фоне огромных потерь от коронакризиса, которые понес российский частный бизнес. По данным аудиторов FinExpertiza, из-за пандемии закрылись 1,1 млн малых и средних предприятий (МСП), или почти каждый пятый бизнес в этом секторе. Сверх того, четверть компаний в той или иной форме сократили персонал. Почти 40% уволенных составили люди в возрасте 45+ — самая уязвимая категория на рынке труда.

Защита из бюджета

Справедливости ради следует отметить, что российские власти постарались, как могли, поддержать занятость. В пакет «антиковидных» мер вошли такие стимулы для работодателей, как льготные кредиты на выплату зарплат для тех, кто не сокращает персонал, и списание налоговых долгов. При этом за компании, сохранившие не менее 90% сотрудников, государство само гасило кредит и проценты по нему, если 80% — половину. Федеральному бюджету эта льгота обошлась в ₽300 млрд. Еще ₽200 млрд составила стоимость «налоговых каникул».

Впрочем, эти меры распространялись только на предприятия наиболее пострадавших отраслей. В действительности, с потерями из-за сокращения спроса и роста непредвиденных расходов — один только вынужденный перевод сотрудников на «удаленку» обошелся в круглые суммы — столкнулось большинство российских компаний. Они были вынуждены оптимизировать штаты, в том числе переводя работников на неполную занятость или отправляя персонал в вынужденный отпуск.

Тем не менее в IT-сфере, строительстве, финансах, логистике, здравоохранении и фармацевтике число вакансий и зарплаты выросли. Увеличился также спрос на неквалифицированную рабочую силу — востребованы специальности курьеров, водителей, грузчиков. И это — следствие новых тенденций на рынке труда, порожденных пандемией.

Ветер перемен

Влияние пандемии CОVID-19 на сферу занятости, пожалуй, можно сравнить с такими технологическими прорывами, как изобретение персонального компьютера и сети Интернет. Сейчас выделяются несколько тенденций, которые, по прогнозам, будут иметь долгосрочный характер как в мире, так и в России.

Во-первых, это массовый перевод офисной работы в удаленный формат. Чисто технически, к этому уже было почти все готово, не хватало только стимула. И внезапно оказалось, что рабочие совещания можно проводить через Skype или Zoom, переписку вести через мессенджеры, а из дома многим работать даже удобнее. 

Да, потребовалось время на отладку бизнес-процессов. Но оно окупилось сторицей за счет экономии на офисах, компьютерах, канцтоварах и проч. Вдобавок работодатели получили возможность нанимать профессионалов из регионов, чьи компетенции ничуть не хуже, а зарплатные ожидания заметно ниже. Этого джина уже не загнать обратно в бутылку.

Вторая тенденция, связанная с первой, это рост потребности в IT-специалистах, в том числе в сфере кибербезопасности, защиты данных, техподдержки и т. п. Рынок труда зияет вакансиями разработчиков, тестировщиков, бизнес-аналитиков, руководителей проектов. Кроме того, выросли требования к IT-навыкам у менеджеров, психологов, коучей и HR-специалистов. Достаточно сказать, что уже 70% собеседований проходит через Zoom или Skype, а 40% найма персонала оформляется через электронный документооборот. Личные встречи остались лишь для ТОП-позиций, работник и его босс могут вообще не видеться офлайн. И Госдума очень вовремя приняла поправки в Трудовой кодекс об удаленной работе.

Наконец, эти перемены породили ряд новых специальностей. Так, Facebook  ввел должности директоров по удаленной работе и координаторов дистанционных проектов: оказалось, что организовывать труд команды ex-office — особый дар. Инновационных подходов потребовала и система мотивации: человек — существо социальное, чувство локтя для него важно, а при работе из дома могут потеряться многие нюансы, само собой разумеющиеся в офисе. Из-за этого уже многие люди жалуются на симптомы «корпоративной депрессии», для борьбы с которой фирмы настойчиво ищут психологов, способных поддерживать и мотивировать персонал через Zoom.

Ведущие глобальные компании — Facebook, Dropbox, Microsoft — уже заявили о том, что переведенный на удаленку персонал продолжит работать в таком же режиме дальше, независимо от пандемии. Эта тенденция имеет все шансы стать реальностью и на российском рынке труда. Поэтому нельзя не вспомнить старую мудрость: почуяв ветер перемен, надо не стену строить, а ветряную мельницу.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читать также

{"type":"article","id":1018,"isAuthenticated":false,"user":null}