Пандемия и прочие неприятности. Какой ответ на COVID-19 дал Казахстан и к чему это привело?

Пандемия и прочие неприятности. Какой ответ на COVID-19 дал Казахстан и к чему это привело?

22.09.2020

Время прочтения - 5 мин.

Коронакризис, поразивший наравне с большинством стран мира и Казахстан, привел лишь к обострению старых проблем, но не выявил чего-то принципиального нового, чего об этом государстве не могли знать сколько-нибудь внимательные наблюдатели. Резкие и непоследовательные ограничивающие решения, «заливание» проблем за счет бюджета, подпитывающегося из нефтяного фонда, поддержка бизнеса через субсидирование ставок по кредитам — все это правительство Казахстана практиковало и до кризиса, но без особых успехов.

Быстрый ответ. Два раза

Казахстанские власти одними из первых отреагировали на пандемию. Через пять дней после того, как Всемирная организация здравоохранения объявила о пандемии COVID-19 — то есть 16 марта — был введен режим чрезвычайного положения. Он предусматривал ограничение работы спортивных и культмассовых объектов, торгово-развлекательных центров. Школы и университеты были переведены на онлайн-обучение, останавливалось внутреннее и внешнее авиасообщение. Впоследствии карантин стал еще более жестким — населению разрешалось выходить из дома только за продуктами питания и медикаментами. Продолжали действовать только промышленные предприятия.

Первый «локдаун» занял 8 недель и был снят 11 мая на фоне умеренного роста среднесуточного количества новых случаев. Восстанавливалась работа ТРЦ, общепита и салонов красоты. Однако уже в июне заболеваемость коронавирусом начала быстро расти — за несколько недель подскочив с нескольких сотен до нескольких тысяч новых случаев в день. Больницы и поликлиники по всей стране трансформировали в провизорные центры и инфекционные клиники. Заполняемость коек в крупных городах (Нур-Султан, Алматы, Шымкент) достигла 90%. Возникли перебои с обеспечением жаропонижающими и противовирусными средствами.

Чтобы избежать коллапса системы здравоохранения, президент Касым-Жомарт Токаев решил ввести второй по счету «локдаун» сроком на месяц, начиная с 5 июля. Вновь закрывались ТРЦ, парикмахерские и салоны красоты. Общепит работал в ограниченном режиме. После окончания четырехнедельного срока президент распорядился продлить карантин еще на две недели.

В общей сложности в условиях ограничений Казахстан в 2020 году провел уже 14 недель — чуть менее трети календарного года. Была ли необходимость держать население на карантине так долго и дважды прибегать к «локдаунам»? По-видимому, «локдаун №1» с режимом комендантского часа был все же излишним. Исключить распространение коронавируса не удалось, период активного расползания заболевания сдвинулся на несколько недель, и за этот период властям удалось повысить мощность системы здравоохранения.

В такой ситуации более эффективным был бы один продолжительный карантин (до 10 недель) с ограничением работы общественного транспорта, ТРЦ и прочих локаций с подтверждено высоким риском распространения заболевания — без применения режима комендантского часа.

Спад и безработица

Остановка работы большей части отраслей сферы услуг, сокращение поставок товаров, падение цен на нефть в марте (процесс, спусковым крючком для которого стало начало пандемии, а затем уже прибавились противоречия внутри сделки ОПЕК+) привели к замедлению роста или сокращению выпуска во всех мировых экономиках.

Специфическими чертами, обуславливавшими глубину падения, были вес сферы услуг в структуре ВВП и жесткость ограничений. В развитых странах ВВП снизился на двузначные значения (например, в США во 2К2020 спад составил 31,7%, а по итогам года аналитики Всемирного банка ожидают -6,1%).

В постсоветских странах наиболее глубокое падение произошло в Украине, где во 1П2020 экономика сократилась на 6,5%. В Кыргызстане экономика упала на 6,1%, в РФ – на 3,6%, в Казахстане – на 1,8%, в Беларуси – на 1,6%. По прогнозам Всемирного банка (июнь 2020), текущий год Казахстан закончит с сокращением ВВП на 3,0%. Если учесть потери от «локдауна №2» и возможный эффект от второй волны коронавируса в ноябре-декабре, падение может достигнуть -4,0-5,0%.

Динамика ВВП в Казахстане

От резкого падения еще в 1П2020 Казахстан спасло благоприятное стечение обстоятельств. В 1К2020 экономика РК набрала неплохой темп, показывая рост даже относительно хорошего 2019 года на 2,7% — на фоне прироста нефтедобычи и производства промышленных металлов, а также стабильных показателей сферы услуг. Увеличивались доходы бюджета и профицит платежного баланса.

«Локдаун №1» прервал рост в сфере услуг (главным образом, в торговле и транспорте), но промышленность сохраняла темпы до мая. А затем начался спад, вызванный главным образом снижением объемов добычи нефти — по итогам августа оно достигло -2,5% в годовом выражении с накоплением (значительное влияние на показатель оказали обязательства по обновленной сделке ОПЕК+ для Казахстана — 390 тыс. баррелей в мае-июле при добыче в 2019 году в 1,931 млн баррелей в сутки).

Динамика выпуска в промышленности

Едва ожившая в мае торговля на период «локдауна №2» вновь ушла в минус, а в августе показала минимальный рост. Восстановиться в оставшиеся месяцы года ей не удастся.

На фоне снижения деловой активности в экономике начала расти безработица: в 2К2020 показатель ушел со стабильных 4,8% и достиг 5,0%, а к концу года, по прогнозам Минтруда РК, достигнет 6,1%.

Чтобы смягчить удар по экономике, правительство Казахстана приняло решение пойти на частичное освобождение от налогов и отсрочку по выплатам до конца года (в отдельных случаях до октября 2020).

Активно использовались и фискальные стимулы: расширено финансирование системы здравоохранения, дважды проводились выплаты пособий гражданам, лишившимся дохода из-за карантинных ограничений, увеличены объемы льготного кредитования бизнеса в приоритетных секторах экономики. На весь малый и средний бизнес без отраслевых ограничений распространили практику льготного кредитования (под 6,0% при базовой ставке Нацбанка РК 9,0%). Общий вес фискальных стимулов — около 9% ВВП. Деньги взяли из Национального фонда РК и привлекли у иностранных заемщиков, расширив дефицит бюджета до 3,5% ВВП.

Монетарные стимулы были представлены снижением риск-весов по займам МСБ, уровня буфера капитала, коэффициента покрытия ликвидностью, лимитов по позициям в иностранной валюте.

Насколько серьезно это повлияло на состояние бизнеса в РК? На большую часть крупных предприятий стимулирующие меры не распространялись, поэтому область положительного воздействия непосредственно антикризисных мер сужается до МСБ.

Оперативных статистических данных, достоверно отражающих состояние малого и среднего бизнеса, в Казахстане нет. Несмотря на то, что Комитет госдоходов Минфина РК сообщает о фронтальном сокращении выручки предприятий, динамика инвестиций в основной капитал малых компаний остается положительной (+12,8% в январе-августе при общем снижении на 6,1%). При этом  количество действующих субъектов МСБ в период карантина выросло.

Вряд ли малый бизнес находится в очень хорошем состоянии. Этому не способствуют внешние факторы — кризисный период с низкой определенностью относительно перспектив цикла деловой активности, а также глубины и сроков возможных карантинов, падение реальных доходов населения, нестабильность обменного курса, на который в Казахстане смотрят даже производители с львиной долей издержек, сформированной в тенге.

Объяснение роста одно — малым бизнесом сегодня в Казахстане быть комфортнее, чем средним: больше налоговых преференций и легче доступ к льготному заемному финансированию. Кроме того, оформление наемных рабочих не как физических лиц — а как «покупка услуг у индивидуального предпринимателя» — заметно снижает издержки работодателя.

Подпишись на наш телеграм канал

только самое важное и интересное

Подписаться
Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читать также

Искусство торможения экономики по-китайски

Искусство торможения экономики по-китайски

В секторе недвижимости КНР набирает размах практика хеджирования кредитного риска. Однако это не обещает отрасли быстрое восстановление и вряд ли спасет китайских девелоперов от дальнейших дефолтов.

1 июля 2022 г.

Удастся ли США избежать рецессии

Удастся ли США избежать рецессии

Решимость американской Федеральной резервной системы (ФРС) и готовность идти до конца в борьбе с инфляцией вызывает все большую тревогу Уолл-стрит. Но не все так плохо, как это пытаются представить лидеры компаний, чьи акции уже пострадали из-за политики регулятора. Ставки высоки В мае Федеральная резервная система (ФРС) повысила краткосрочные процентные ставки до 0,75–1%, открыв фронт по борьбе с инфляцией. Этот жизненно важный показатель в США более чем в 3 раза превышает целевой уровень р...

29 июня 2022 г.

Инвестиционная стратегия Большой Нефти: акционеры важнее потребителей

Инвестиционная стратегия Большой Нефти: акционеры важнее потребителей

Война в Украине и западные санкции на экспорт углеводородов из России должны расшевелить нефтяных гигантов и заставить их спешно нарастить траты на расширение добычи. Однако в этот раз все может произойти иначе...

23 июня 2022 г.

Путь на юг рублю открыт: воспользуется ли он заманчивым предложением?

Путь на юг рублю открыт: воспользуется ли он заманчивым предложением?

Курс доллара к рублю достиг в мае локального «дна» и, оттолкнувшись от него, пошел наверх. Но не так уж высоко забрался. Какие факторы движут российским валютным рынком в условиях все новых и новых западных санкций?

22 июня 2022 г.

{"type":"article","id":921,"isAuthenticated":false,"user":null}