Рецепт Дикого Билла: как превратить захолустье в новую Швейцарию

Рецепт Дикого Билла: как превратить захолустье в новую Швейцарию

12.11.2021

Время прочтения - 6 мин.

Недавно общество всколыхнула очередная публикация об офшорных счетах сильных мира сего — «Досье Пандоры». Удивительно, но интерес экспертов вызвали не громкие фамилии или суммы, укрытые от бдительного ока фискалов. Оказалось, что кроме Каймановых островов, Белиза, БВО и других легендарных оффшорных зон, деньги сегодня выгодно держать в… некоторых штатах США. Теперь именно туда плавно перетекают миллиарды из Швейцарии и других финансовых гаваней мира.

Так, еще в прошлом году китайский магнат Сунь Хунбинь без излишней огласки перевел $4,5 млрд на счет некой компании из Сиу-Фолс в Южной Дакоте. Чем же привлек бизнесмена город с населением около 180 000 человек, о котором ничего не слышали большинство американцев?

Все дело в законах, действующих на территории штата. В современной финансовой системе деньги можно легко переместить в любую точку планеты по желанию владельца. А поскольку богачей манят локации с наименьшей налоговой нагрузкой, обеспечивающие при этом сохранность их капиталов, финансовые потоки отличаются наличием заметных «центров притяжения». Одним из них стала Южная Дакота.

Этот штат обычно ассоциируют с горой Рашмор — на ее склонах запечатлены лики 4 президентов США. Однако в узких кругах Южная Дакота известна как безналоговая гавань — пожалуй, как лучшее место в мире, чтобы сохранить богатство.

Всего 10 лет назад трастовые компании штата обслуживали активы, оцениваемые в $57 млрд. К концу 2020 года эта цифра превысила $355 млрд. Как такое возможно? Что послужило толчком?

Штат Дикого Билла

В 70-е годы прошлого века экономика Южной Дакоты выглядела точно так, как и за полстолетия до того. Ведущими отраслями оставались сельское хозяйство и животноводство, а малый бизнес был представлен изобилием небольших аптек и мини-маркетов. К концу десятилетия экономика штата добралась до грани коллапса. Причин тому было несколько:

  • рост конкуренции с новыми аграрными центрами мира (например, Бразилией), отчаянно демпинговавшими на рынке, сбивая цену на сельхозпродукцию;
  • экономические санкции против СССР, примененные Картером из-за ввода советских войск в Афганистан. По этой причине фермеры штата потеряли доступ к одному из главных рынков сбыта своей продукции.

В таком плачевном состоянии «хозяйство» принял новоизбранный губернатор — Уильям Джанклоу. Диким Биллом его прозвали не зря: несовершеннолетнего Уильяма несколько раз привлекали к ответственности за разнообразные правонарушения. Но парень встал на путь исправления и поступил на службу в Корпус морской пехоты США. А после увольнения в запас вернулся на родину — в Южную Дакоту, где быстро стал востребованным адвокатом, а затем и генеральным прокурором штата.

В 1978 году Джанклоу выдвинул свою кандидатуру на пост губернатора и победил, получив в распоряжение штат с экономикой, загнанной кризисом на самое дно. Четыре года спустя его переизбрали, а ближайшего конкурента он опередил с максимальным отрывом за всю историю выборов в Южной Дакоте.

За годы на высоком посту (1979–1987 гг., 1995–2003 гг. — в общей сложности 4 срока) Уильям прославился креативным отношением к финансовому регулированию и банковскому делу.

Citibank как проба пера

В то время в большинстве штатов действовали жесткие ограничения на максимальный уровень процентов, который эмитенты кредитных карт имели право устанавливать для клиентов. На фоне высокой инфляции банки и финансовые учреждения терпели убытки, не имея законной возможности повысить ставки по кредитам.

В 1978 году Верховный суд выносит решение по знаковому делу, впоследствии ставшему судьбоносным для Южной Дакоты. Суть вердикта проста: финансовое учреждение при выпуске кредитных карт обязано руководствоваться законами того штата, в котором зарегистрировано, а не того, в котором выдает свои карты.

В банках тотчас поняли, как теперь на законных основаниях можно обойти ограничения на максимальный уровень процентов — необходимо лишь зарегистрировать бизнес в штате, где отсутствуют драконовские ограничения. Руководство Citibank начало разработку плана по перерегистрации бизнеса.

В то время конгрессмены Южной Дакоты занялись пересмотром соответствующего закона. И в январе 1980 года отменили ограничения, не дававшие банкам свободно вздохнуть.

Губернатор Джанклоу моментально предложил Citibank открыть офис в Сиу-Фолс, что вскоре и было сделано. В индустрии финансовых услуг этот переезд произвел эффект разорвавшейся бомбы: один из крупнейших банков мира перенес большую часть бизнеса на задворки США — в Южную Дакоту. Но очень быстро заразительному примеру последовали коллеги, что в итоге привело к настоящему буму потребительского кредитования в США.

Сложно оценивать значимость поступка Дикого Билла. С одной стороны, Южная Дакота под его руководством обеспечила бурное развитие индустрии финансовых услуг. С другой стороны, Соединенные Штаты с его подачи начали стремительно наращивать задолженность граждан по кредитным картам, и сегодня она превысила $1 трлн.

Он только вошел во вкус

Губернатор-реформатор инициировал многочисленные изменения законодательства, максимально повышавшие привлекательность штата для корпораций и миллиардеров, более всего желавших отыскать надежное место для хранения состояний без обременительного и избыточного надзора.

Южная Дакота приняла закон, снижающий минимальный размер уставного капитала, необходимого для открытия банка, до $5 млн. Здесь тотчас начали массово регистрироваться представительства международных финансово-кредитных учреждений.

Следующим шагом стало принятие в 1983 году закона, позволившего иностранным банкам скупать местных коллег и через них оказывать услуги страхования. В итоге чиновники ФРС заблокировали неординарное решение, но Джанклоу это не остановило.

В 80–90-е гг. Уильям со сторонниками во власти полностью переформатировал финансовое законодательство вверенной ему территории, и оно стало наиболее привлекательным для банков и богатых клиентов всего мира.

Примеру Южной Дакоты пытались последовать другие — например, Аляска или Делавэр. Но у Дикого Билла этой программой занималась мощная группа финансистов и юристов. Эти спецы выискивали немыслимые прорехи и лазейки в законах только для того, чтобы заставить законодательство работать на благо штата.

И один в поле — воин

Одним из ярких нововведений стала отмена «правила против вечности»: в соответствии с этой нормой срок доверительного управления капиталом в трасте не мог превышать 100 лет. В противном случае такие бизнес-структуры с каждым годом аккумулировали бы все больше и больше активов, превращаясь в некие квазигосударства.

Правило действовало до 1983 года, пока губернатор Южной Дакоты Джанклоу не отменил его. С того момента имущество, переданное в управление на этой территории, остается там навсегда.

Согласно пересмотренным нормам, траст через 2 года после создания получает защиту от домогательств любого кредитора, претендующего на часть его активов — независимо от характера и сути требований. Трасты в Южной Дакоте не публичны: любые документы, имеющие отношение к их деятельности, считаются секретными. Это сделано для того, чтобы не допустить утечки конфиденциальной информации.

Следующими изменениями стали возможность создавать PFTC (частные семейные трастовые компании) и SPE (организации специального назначения, в которых находится «внутренний защитник траста»). Все эти новшества обеспечили интерес финансистов: за минувшие 10 лет общая сумма трастовых вкладов в Южной Дакоте выросла в 4 раза — до $360 млрд. И все это стараниями одного человека — Уильяма Джанклоу.

Деньги любят тишину и… США

Впрочем, постепенному превращению Америки в одну из самых закрытых и эксклюзивных финансовых территорий мира, конечно же, способствовал не только Джанклоу. Этому всячески содействовало и руководство страны.

Так, в ответ на финансовый кризис 2008 года в США принят закон о налоговой отчетности по иностранным счетам, обязывающий любое государство сообщать о находящихся на ее территории деньгах американских граждан — под угрозой введения санкций. Сами же Соединенные Штаты не присоединились к аналогичной инициативе ОБСЕ. Теперь Вашингтон может получать всю информацию об активах американцев, взамен не раскрывая никаких сведений.

Именно поэтому в индексе финансовой секретности Tax Justice Network США заняли второе место по степени непрозрачности финансовых потоков, уступив только Швейцарии.

И даже если у Вашингтона появится желание «навести порядок» в Южной Дакоте, добиться желаемого ему вряд ли удастся. Деньги просто переедут на Аляску, в Делавэр или Висконсин, где действуют законы, аналогичные правилам Дикого Билла.

Подпишись на наш телеграм канал

только самое важное и интересное

Подписаться
Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читать также

{"type":"article","id":2190,"isAuthenticated":false,"user":null}