Валютная ипотека — бомба замедленного действия для банковской системы

Валютная ипотека — бомба замедленного действия для банковской системы

26.02.2021

Время прочтения - 7 мин.

Во время финансовых кризисов страдает не только экономика государств, но и социальная сфера. И речь не о подорожании продуктов или товаров первой необходимости. Число жертв девальвации национальных валют активно пополняют граждане, оформившие займы в долларах, евро или, скажем, швейцарских франках.

Во многих странах периодически вспыхивают «ипотечные кризисы». В период экономической стабильности человек покупал жилье в кредит в иностранной валюте под залог этой же недвижимости. Затем наступала рецессия, национальная денежная единица резко теряла в стоимости. Иностранная валюта, конечно же, дорожала, а доходы падали.

Такой заемщик уже не мог выполнять взятые на себя финансовые обязательства, и угроза выселения становилась реальностью. Хотя зачастую человек выплачивал к этому моменту уже большую часть кредита. И таких людей десятки и сотни тысяч. Решая столь острую проблему, разные страны разрабатывали свои механизмы поддержки, порой предлагая необычные рецепты.

Давайте рассмотрим, как государства выходят из ипотечных кризисов на примере наших ближайших соседей. А затем сравним с тем, как этот вопрос решается у нас.

Ипотека в швейцарских франках

В середине 2000-х по всей Восточной Европе прокатился бум ипотечного кредитования в швейцарских франках. Например, поляки на родине могли оформить ипотеку под залог жилья всего за 2,7% годовых в валюте этого богатого государства. В то же время местные банки выдавали кредиты в злотых под 8,7% годовых, т. е. по ставке более чем в 3 раза выше.

Естественно, многие граждане Польши поспешили воспользоваться шансом купить новое жилье, не переплачивая в 2–3 раза. Только за 2011 год сумма кредитов в швейцарских франках, выданных на покупку жилья, превысила $54 млрд. Но очень скоро страна банков и шоколада отвязала свою валюту от евро, и курс злотого по отношению к франку взлетел почти в 8 раз. Предсказуемым итогом стали массовые неплатежи по ипотечным кредитам.

И Польша тут не уникальна. Аналогичная ситуация сложилась в Австрии, Венгрии, Хорватии, Румынии и других странах. На конец 2021 года 430 000 поляков все еще оставались должны $24,7 млрд по тем злополучным кредитам.

Помощь правительства

В 2015 году польские власти пытались решить болезненный вопрос наскоком. Банкам направили предписание с требованием направлять часть прибыли на обеспечение рисков по валютным кредитам, в том числе и ранее взятым. 

В правительстве надеялись, что банки добровольно спишут часть долговой нагрузки, искусственно занизив курс швейцарского банка для заемщиков. Однако эти меры не принесли нужного результата — финансово-кредитные учреждения просто отказывались пересматривать условия договоров или соглашались только на незначительный дисконт. Такая ситуация провоцировала рост напряженности и протестных настроений в обществе.

Тогда заемщики подали несколько скоординированных групповых исков в Верховный суд ЕС с требованием признать условия «швейцарских» договоров несправедливыми. И в октябре 2019 года суд встал на сторону истцов: принято решение о том, что Брюссель не будет препятствовать полному аннулированию кредитных займов, если национальные суды примут соответствующие решения.

В ответ на этот вердикт Центробанк Польши предложил банкам урегулировать все спорные вопросы с заемщиками в досудебном порядке. В частности, пересчитать все платежи по курсу злотого к швейцарскому франку на момент заключения договора ипотечного кредитования. 

По разным оценкам, по этой схеме банки потеряют от 40 до 90 млрд злотых. Даже по самым оптимистичным расчетам, эта сумма в 3–6 раз превышает прибыль всей банковской системы Польши за докризисный 2019 год. Но это реальная альтернатива полной отмене всех договоров судами и коллапса банковской системы страны. Из более чем 20 000 поданных исков в 95% случаев суды становились на сторону заемщиков. Как же отреагировали на это банки?

Многие финансово-кредитные учреждения придерживались простой позиции — дескать, заемщики знали о возможных последствиях, когда оформляли кредиты в иностранной валюте. Но их доводы не убедили судебные органы страны. И банки вынуждены были перенаправлять часть прибыли на покрытие разницы между реальным курсом злотого к франку сегодня и тем курсом, который существовал более 10 лет назад.

При этом большинство финансовых учреждений согласны на досудебные соглашения прямо сейчас, не дожидаясь обещанного Центробанком срока принудительного выполнения его решения. Они требуют юридических гарантий того, что их соглашения с заемщиками впоследствии не будут вновь оспорены в суде. 

Кроме того, банки рассчитывают на помощь государства в виде частичного покрытия их убытков. Центробанк Польши, в принципе, согласен поддержать отрасль. Правда, чтобы претендовать на финансовую помощь, банки обязаны:

  • прекратить выплату дивидендов акционерам;
  • убрать бонусы менеджменту;
  • ввести более строгие требования к проверке заемщиков.

Скорее всего, приемлемый вариант выхода из непростой ситуации, спровоцированной крайне опрометчивым решением о валютной ипотеке, будет найден. В противном случае, масштабы последствий для финансовой системы Польши будут катастрофическими.

Опыт других

В Венгрии еще в 2014 году правительство отдало банкам распоряжение: конвертировать в национальную валюту все кредиты населению, оформленные в иностранной валюте — а это почти $14 млрд — по специальному курсу. Таким образом, долговая нагрузка по ипотечным займам в инвалюте существенно снизилась.

Хорватия в 2015 году поступила аналогичным образом, обязав банки перевести все кредиты в инвалюте в национальную. Конвертацию провели по курсу на момент заключения договоров. Результатом стал убыток банковской системы в размере $960 млн.

В Румынии законодатели приняли закон относительно конвертации швейцарского франка в леи по льготному курсу — значительно ниже рыночного. Однако банки через суд добились признания этого закона неконституционным и его отмены. Ситуация остается неразрешенной.

А что у нас?

В Украине сложилась аналогичная ситуация. Правда, ипотечные кредиты брались населением не в швейцарских франках, а в долларах. Но кризисы 2008–2009 гг. и 2014 года не менее успешно привели к обесцениванию национальной валюты в несколько раз.

Проблему ипотечных кредитов украинские власти «замораживали» каждый год, начиная с 2014, продлевая мораторий на запрет изымать залоговое жилье по просроченным обязательствам.

Однако Нацбанк дал понять, что очередное продление — до апреля 2021 года — было последним. Регулятор призвал обе стороны уже сегодня достигнуть компромисса в вопросе реструктуризации задолженностей. С этой целью в прошлом году принят Кодекс Украины о процедуре банкротства, который предусматривает несколько вариантов погашения долгов.

Однако заемщиков не устраивают предложенные в нормативных актах размеры и графики выплат. Они требуют более выгодных для себя условий. Если компромисс так и не удастся найти, многие должники рискуют выселением из залогового жилья уже этой весной. Кстати, с 2012 года в стране действует запрет на потребительские и ипотечные кредиты в иностранной валюте.

В России запрета на кредиты в долларах пока нет, но при общем объеме кредитования в $4 млрд в 2017 году на валютную ипотеку пришлось всего… 10 сделок. Это связанно с тем, что банки неохотно шли навстречу заемщикам, пострадавшим от кризиса 2014 года.

По статистике ЦБ России, из общего количества в 25 000 ипотечных кредитов в валюте проблемными признавалась пятая часть — около 5 000 займов. При этом успешно провели реструктуризацию своего долга всего 400 человек. Регулятор значительно ужесточил требования по таким кредитам, и банкам стало просто невыгодно продвигать данное направление.

Можно сказать, что в странах СНГ люди, оформившие ипотеку в валюте, практически не видят от государства поддержки в текущей непростой ситуации. Свои проблемы они вынуждены решать самостоятельно.

Кто виноват?

Возлагать вину только на одну из сторон было бы неверно. Банки во время экономического роста и периода стабильности зачастую пренебрегали доскональной проверкой платежеспособности клиентов, раздавая кредиты в валюте всем подряд. Сказался и недостаточный уровень информированности клиентов о возможных последствиях. Большинство заемщиков не задумывалось о долгосрочных отголосках своих решений. А ведь ипотека — это, как правило, 20–30 лет ежемесячных выплат.

Но польские, венгерские и хорватские примеры поиска выхода из сложной ситуации тоже нельзя назвать идеальными. Слишком уж однонаправленными они вышли. Банки смогут выкрутиться, хотя они тоже терпят огромные убытки, поставив всю банковскую отрасль на грань выживания. Обычные заемщики, оформившие кредиты в национальной валюте, не получали серьезной поддержки от государства. А ведь они также пострадали от падения курса своей валюты.

Как выясняется, в исторической перспективе валютное кредитование приемлемо только в странах с самыми сильными экономиками. В менее развитых государствах, где курс национальных денежных единиц подвержен сильному влиянию иностранных валют, подобных схем кредитования следует избегать, несмотря на выгодные процентные ставки. Иначе заемщик рискует остаться без жилья, а банковская система — на грани краха.

Подпишись на наш телеграм канал

только самое важное и интересное

Подписаться
Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читать также

Смелый эксперимент Эрдогана: сниженной ставкой по двузначной инфляции

Смелый эксперимент Эрдогана: сниженной ставкой по двузначной инфляции

Президент Турции последовательно реализует концепцию, по которой для сдерживания инфляции процентную ставку необходимо снижать, а не повышать как тому учит классическая экономическая теория. Есть ли у него шанс добиться успеха?

26 января 2022 г.

Экономический паспорт украинца: на кого будут работать недра страны?

Экономический паспорт украинца: на кого будут работать недра страны?

Президент Зеленский внес в Верховную Раду законопроект об «экономическом паспорте» украинца. Насколько реальна эта идея? Можно ли реализовать в Украине модель, при которой молодые люди в 18 лет будут получать от государства достойную финансовую помощь, позволяющую им успешно войти во взрослую жизнь?

19 января 2022 г.

Центральные банки ставят диагноз и ищут лекарство от инфляции

Центральные банки ставят диагноз и ищут лекарство от инфляции

Методы сдерживания инфляции в разных странах сильно разнятся — от агрессивного повышения процентных ставок как классического метода сдерживания роста цен до диаметрально противоположного подхода — их понижения. Как оценивают аналитики действия регуляторов, традиционно находящихся в фокусе внимания: Банка Англии, ЕЦБ и Центрального резервного банка Турции?

14 января 2022 г.

Казахстан и «майдан»

Казахстан и «майдан»

Еще 31 декабря прошлого года в Казахстане было все спокойно, а уже 2 января он буквально взорвался протестами. Кому это было выгодно? Кто получит контроль над главной экономикой Центральной Азии? Чем обернется новый «майдан» на постсоветском пространстве?

11 января 2022 г.

{"type":"article","id":1014,"isAuthenticated":false,"user":null}