Как скажется пандемия на экономике — глобальной и региональной, локальной и личной?

Как скажется пандемия на экономике — глобальной и региональной, локальной и личной?

21.09.2020

Время прочтения - 5 мин.

На вопросы редакции отвечает Саша Боровик — американский и европейский юрист, экономист, технократ, соучредитель инновационных стартапов Zaka и Bio-Signal Group, бывший замминистра экономики Украины, экс-глава юридического департамента Microsoft и Akamai Technologies, выпускник Harvard Law School.

Александр Боровик
Саша Боровик

Как правительствам следовало реагировать на грянувший кризис — именно в экономическом плане? Кто, на ваш взгляд, справился лучше остальных — отреагировал правильнее, адекватнее, своевременнее и человечнее? Каким мерам по обеспечению функциональности экономики лично вы готовы аплодировать? Какие решения вызвали у вас непонимание и даже неприятие? Почему? И как вы оцениваете «пандемическую» экономическую политику государства, в котором сегодня живете?

В мире сейчас достаточно примеров стран, уже «протестировавших» различные подходы к вирусу. Кто-то, как США и Бразилия, долгое время пытались игнорировать эпидемию — сегодня там больше всего заболеваний. Кто-то, как Швеция, рассчитывали на быстрое развитие иммунитета у населения и не спешили закрывать страну — сегодня их национальная экономика выглядит менее всего пострадавшей, хотя жителям пришлось очень туго. 

Я живу в Германии. Канцлер ФРГ Ангела Меркель — по профессии научный работник, физик. Она верит в силу науки. Она не повторяет необоснованные спекуляции так, как это делают некоторые другие лидеры государств. 

Власти ФРГ с самого начала прислушивались к мнению отечественных ученых и зарубежных специалистов. В конце марта, когда начался рост заболеваний, правительство закрыло страну на карантин.

Члены правительства собственным примером показывали, насколько важно следовать правилам карантина, насколько важно адаптировать свое поведение. Немцы — очень дисциплинированная нация: с самого начала практически все следовали установленным новым нормам.

Иногда в дело вмешивалась полиция. Если правоохранители, скажем, видели в парке компанию молодых людей на пикнике — их просили разойтись. Сами граждане требовали друг от друга исполнения установленных государством правил и норм. Очень быстро кризис был погашен: правила смягчили и — с определенными ограничениями — открыли экономику. И она адаптировалась под новый ритм — без обязательного присутствия в офисе и без корпоративных походов в рестораны. 

Все это время Институт Коха выдавал рекомендации, а правительство на их базе строило свою политику. Бизнесу предоставили экстраординарные пакеты поддержки. Речь идет о €50 млрд федеральных ассигнований — и это без учета средств, выделенных из местных бюджетов малому и среднему бизнесу. Создан фонд для поддержки рынка ценных бумаг на €100 млрд, предусмотрено €400 млрд для гарантий, и еще €100 млрд для рефинансирования в рамках специальных программ.

Сегодня 22 миллиона человек используют приложение для мониторинга вируса. В аэропортах проводится обязательное тестирование граждан, прилетевших домой из стран с повальной опасностью — таких, как США, Бразилия, Украина и другие. Я думаю, Германия — это пример того, как правительству, ученым и обществу следует согласованно реагировать на подобные кризисы и взаимодействовать друг с другом.

Нельзя сказать, что кризис минул. Еще многое предстоит сделать — прежде всего найти вакцину, а до этого рационально и ответственно вернуть людей на рабочие места, учеников и студентов — в учебные заведения, болельщиков — на стадионы. Для этого необходимы дальнейший мониторинг и гибкая политика. 

В периоды кризисов в условиях современного общества человек, как правило, остается один на один с личными финансовыми сложностями. Конечно, всем известны страны, взявшие на вооружение модель государства всеобщего благосостояния. И там граждане вправе рассчитывать на достаточно весомую экономическую поддержку государства. 

А вот жители бывших союзных республик могут надеяться только на себя. Что вы им посоветуете? Куда именно лучше вложить достаточно скромные сбережения так, чтобы не потерять, а преумножить? Какие материальные активы выбрать — валюта, золото, недвижимость, государственные облигации, биткоин, акции, депозиты, антиквариат? Есть ли смысл вкладывать в нематериальные активы – самообразование, профессиональную переориентацию?

Что вы считаете наиболее удачным вариантом инвестиций в года пандемии? И как выглядит ваш рейтинг инвестиционной привлекательности различных активов?

И, конечно, же, ваш экспертный прогноз – что нам принесет осень? Сдержанный позитив, откровенный негатив или полную неопределенность? Что ждать от экономики?

Осень ничего хорошего не принесет. Вакцины все еще не будет, а иммунитет начнет ослабевать. Вирус продолжит распространяться дальше. Победит его тот, кто будет соблюдать правила гигиены, проявлять осторожность и прагматизм, и, конечно, поддерживать свой иммунитет. 

Пострадают те, кто окажется на острие эпидемии — врачи, социальные работники, пожилые люди. В данных условиях самое главное — продержаться до следующей весны. До этого нам как обществу следует и дальше адаптировать свое социальное и профессиональное поведение к кризису, который уже становится новой нормой. Кто быстрее приспособится и научится в этих условиях вести бизнес, кто увидит в новых реалиях возможность, а не катастрофу — вот тот и преуспеет. 

Что касается инвестиций, все зависит от того, к какому типу инвесторов вы относитесь. Если к долгосрочным — лучше всего вкладывать деньги в акции. Так было всегда, так есть, и так будет. Если вы боитесь риска и не стремитесь получить высокие дивиденды — лучше вкладывать в недвижимость и ценные металлы. Если вы спекулянт — можете попробовать инвестировать средства в криптовалюты и в спекулятивные финансовые инструменты.

Можно долго говорить о каждом из этих подходов и о соответствующих инструментах. Лично мои инвестиции — в акциях больших технологических компаний и маленьких стартапов.

Для оплаты ряда услуг я использую криптовалюту. Я также занимаюсь созданием международного бизнеса — в том числе системы мониторинга распространения вируса и контроля личного статуса здоровья NewNorm — и при этом использую блокчейн.

В тоже время я не инвестирую в криптовалюту. На мой вкус, крипта в качестве инвестиционного инструмента излишне спекулятивна и не прозрачна — там слишком много self-dealing («внутренних злоупотреблений»), и отсутствуют fundamentals («базисные фундаментальные показатели») для полноценного экономического анализа привлекательности.  

И, конечно, никто и никогда не пожалеет о вложении денег в собственное образование. Особенно, если оно хоть как-то поможет адаптировать поведение, работу и бизнес к тем новым реалиям, которые постепенно становятся новой нормой.

Подпишись на наш телеграм канал

только самое важное и интересное

Подписаться
Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читать также

Нужна ли казахстанской экономике помощь Нацбанка

Нужна ли казахстанской экономике помощь Нацбанка

НБ РК участвует в финансировании сразу нескольких государственных программ льготного кредитования, включая «Экономику простых вещей», «Дорожную карту занятости на 2020–2021 годы», программу льготного кредитования субъектов предпринимательства, пострадавших  в результате введения режима чрезвычайного положения в стране, и Государственную программу  жилищного-коммунального развития «Нұрлы жер». НБ РК участвует в финансировании сразу нескольких государственных программ льготного кредитования, включая «Экономику простых вещей», «Дорожную карту занятости на 2020–2021 годы», программу льготного кредитования субъектов предпринимательства, пострадавших  в результате введения режима чрезвычайного положения в стране, и Государственную программу  жилищного-коммунального развития «Нұрлы жер».

18 ноября 2021 г.

Скромные успехи «Большой приватизации»: Украина все еще ждет рекордов

Скромные успехи «Большой приватизации»: Украина все еще ждет рекордов

В Украине снова наступает эпоха «большой приватизации». Фонд госимущества продал киевский завод «Большевик» за ₴1,42 млрд и нацелился еще на несколько государственных объектов. Всего он планировал перечислить в бюджет страны ₴12 млрд. Реально ли это?

17 ноября 2021 г.

Рецепт Дикого Билла: как превратить захолустье в новую Швейцарию

Рецепт Дикого Билла: как превратить захолустье в новую Швейцарию

Не секрет, что богачей манят локации с наименьшей налоговой нагрузкой, обеспечивающие при этом сохранность их состояния. Одной из них стала Южная Дакота. Штат известен как безналоговая гавань — пожалуй, как лучшее место в мире, чтобы сохранить капитал.

12 ноября 2021 г.

Госбюджет-2022 для Украины: мифы развития и традиции социалки

Госбюджет-2022 для Украины: мифы развития и традиции социалки

2 ноября Верховная Рада поддержала в первом чтении проект важнейшего документа, определяющего параметры функционирования страны в 2022 году. В статье разберем мифы, неизменно сопровождающие госбюджет Украины и процесс его утверждения.

9 ноября 2021 г.

Газ раздора

Газ раздора

Цены на природный газ в мире находятся на исторических максимумах, преодолев отметку $1 000 за 1 000 кубометров. Особенно неприятна эта ситуация для Европы, где газовые хранилища заполнены по минимуму, а зима приближается. Сумеет ли «Газпром» воспользоваться преимуществами своего положения и продавить сертификацию «Северного потока – 2» до конца отопительного сезона в ЕС?

8 ноября 2021 г.

Забытое слово «локдаун»

Забытое слово «локдаун»

В России объявлен новый локдаун до 7 ноября, причем в некоторых регионах он начался на неделю раньше. С какими ограничениями столкнулся российский бизнес? Кто пострадает больше? И как новый период нерабочих дней скажется на экономике страны в целом?

5 ноября 2021 г.

Равнение на газ: осенние аномалии украинской валюты

Равнение на газ: осенние аномалии украинской валюты

Как правило, каждый календарный год в Украине завершается девальвацией национальной валюты. Но в этом году мы стали свидетелями противоположного явления — едва ли не ревальвации. Что готовит украинцам гривна?

4 ноября 2021 г.

{"type":"article","id":920,"isAuthenticated":false,"user":null}