Экономика Киргизии — у пропасти в надежде не пропасть

Экономика Киргизии — у пропасти в надежде не пропасть

10.10.2020

Время прочтения - 5 мин.

Бурными событиями первой недели октября киргизов, пожалуй, удивить сложно. За неполные 15 лет государство, четко расколотое на юг и север (как географически, так и кланово), пережило три революции. 

Впрочем, «революциями» киргизскую смуту назвать трудно. Более всего это напоминает попытки банального переворота, спровоцированные перманентными кризисами системы государственного управления. А решительные действия инициаторов смены режима сводятся к относительно массовым беспорядкам, рейдерству и уже традиционному штурму цитадели власти в исполнении агрессивного меньшинства. 

Протестующим даже силы распылять не приходится, ведь и парламент, и президент заседают в одном здании — местном «Белом доме». Ну очень комфортно! И вопреки широко распространенному мнению о «цветной» сущности киргизских революций, они носят скорее межклановый характер: север идет на юг, а юг идет на север. 

Но оставим политику экспертам, лидерам и оппозиционерам Киргизстана, а поговорим о нынешнем, крайне непростом экономическом положении этой замечательной страны, традиционно зависимой от могучих соседей по региону – РФ и КНР. 

Бюджет чудовищной дыры на фоне пандемии

Экономические предпосылки социального взрыва в небогатом государстве, где проживает около 6,4 млн человек, присутствовали всегда. Ничего необычного для страны, по ВВП на душу населения (неполные $1 300) занимающей 154-е место в мире. Но в 2020 году ситуация достигла особого накала буквально за считанные месяцы.

В июне парламент пересмотрел государственный бюджет, увеличив дефицит практически в 5 раз. На что рассчитывали? Сложно сказать. В итоге уже расписанные расходы ($2,3 млрд) радикально превысили чрезмерно оптимистичный прогноз по доходам ($1,8 млрд). Образовавшаяся тотчас бюджетная «дыра», ради политкорректности именуемая дефицитом, достигла немыслимых масштабов — почти $500 млн (или 21,7%).

Главным источником недобора полмиллиарда в казну в год пандемии предсказуемо стали местные фискалы и таможня. Сбой, конечно же, дал и главный (он же на 99% теневой) источник поступлений средств в страну — трудовая миграция. 

Индустрию киргизских рабочих рук, поднимающих экономику близлежащих государств, подкосил повальный карантин: по разным оценкам, ручеек трудовой валюты, подпитывавший государство, потерял от 24% до 29% в объеме (по разным оценкам). А оказавшиеся без работы гастарбайтеры дружно потянулись на родину в готовности обременять и без того надрывающийся бюджет. 

По неофициальным данным, COVID вернул в Киргизию от 40 000 до 100 000 граждан. И если цифры кажутся незначительными, сравните их с общей численностью населения. Прогноз уровня безработицы по году уже преодолевает планку в 20% (при этом официальный показатель едва превышает 3%). 

Итоги первого полугодия плачевны: суммарный государственный долг взлетел до $4,8 млрд (до максимального за 2 года значения), а сумма выплаченных процентов по долговым обязательствам за январь-август составила чуть менее $250 млн.

Чтоб так росло благосостояние: график заболеваемости COVID-19 (июль-октябрь 2020) в Киргизии.

Активно добивала экономику и пандемия. На 6 октября в стране зарегистрировано 43 798 заболевших граждан (по другим данным — 48 000), суточный прирост лишь немногим недотягивает до 300 случаев, а число жертв COVID – 1 069 человек. В системе здравоохранения не хватает не только медпрепаратов, но и банальных коек. 

Острый дефицит средств защиты спровоцировал резкий всплеск заболеваемости среди медицинских работников. Летом нехватка врачей ощущалась настолько катастрофично, что в местные больницы отправили студентов медицинских вузов. А 30 июля стал днем национального траура по жертвам пандемии.

В общем, ситуация аховая, а явных позитивных перспектив нет. Очень скромное увеличение объемов экспорта (за счет поставок золота) сложно отнести к выдающимся достижениям.

Криминально-революционный передел активов

Тем временем, на фоне экономического краха и социального взрыва в Киргизии идут процессы иного рода — не столь заметные, но явно выгодные их инициаторам. Судя по репортажам СМИ и сообщениям в социальных сетях, некие группы лиц — очень организовано и слаженно — на протяжении двух первых суток революции действовали по заветам классиков. Иными словами, смело «грабили награбленное».

Масштабы передела имущественного комплекса страны пока оценить сложно. Штурмом взят не только киргизский «Белый дом». Захвачено множество крупных объектов — перспективное месторождение золота, мощный аффинажный завод, угольные разрезы, металлургические предприятия, телеком-фирмы. Дело дошло до попытки установления контроля над аэропортом Бишкека. Компактные группы крепких людей берут в осаду самые «вкусные» государственные компании по всей стране. 

Скажем так, происходящее совсем не похоже на банальное мародерство или грабеж. Более всего череда скоординированных акций напоминает криминальный (клановый) передел государственной и самой лакомой частной собственности. Возможно, правоохранителям и удастся навести порядок, но будущим руководителям страны (то ли прежним, то ли новым, то ли уже хорошо забытым старым) не позавидуешь: инвентаризация и аудит принесут им массу сюрпризов. Часть «ложечек», может, и найдется, но пресловутый осадок точно останется.

Самочувствие сома — давно плох, но еще дышит

Курс национальной валюты — сома (KGS) — по отношению к американскому доллару снижается с начала июня, а 7 октября добрался до отметки в 79,6KGS за 1 USD. В сравнении с ситуацией второго полугодия 2019 и первого квартала 2020 года падение кажется существенным — с 70 до 79, но до пика девальвации-2020, достигнутого в апреле — 84,68 — все еще есть запас.

Похоже, радикальную девальвацию отчасти сдержали решения национального банка страны, закрывшего финансово-кредитные учреждения на замок на 6-7 октября, а вчера отрубившего коммерческим банкам SWIFT, а частникам — онлайн-банкинг. В условиях общенационального кризиса, когда президента и премьера никто не может найти, действия регулятора достойны, как минимум, одобрения. 

Но уже 8 числа — под мощным давлением со стороны бизнеса и таможни — национальный банк КР снял экстренно введенные ограничения. Действующим остается лишь запрет на трансграничные транзакции. Скорее всего, курс сома рванет вверх — вприпрыжку догонять уже сложившиеся экономические реалии. Гадать на «курсовой гуще» не станем. Жизнь покажет.

А что же с будущим экономики этой прекрасной страны? Во всех прогнозах сквозит откровенный и нескрываемый пессимизм. Во-первых, к удручающему состоянию Киргизию вели слишком долго и обратный путь будет чрезвычайно сложным и тернистым. Во-вторых, смена режима накопившихся экономических проблем не решит. Рецепты спасения властям придется искать не внутри государства, а за его пределами. 

Руку помощи несомненно протянет и Москва, и Пекин. Но это только жизненно необходимые реанимационные мероприятия — в строгом соответствии со скупыми протоколами этих процедур. А ведь страна помимо реанимации однозначно нуждается и в полноценной реабилитации — длительной, комплексной и очень затратной. Кто ее будет оплачивать? Вопрос остается открытым.

Подпишись на наш телеграм канал

только самое важное и интересное

Подписаться
Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читать также

Нужна ли казахстанской экономике помощь Нацбанка

Нужна ли казахстанской экономике помощь Нацбанка

НБ РК участвует в финансировании сразу нескольких государственных программ льготного кредитования, включая «Экономику простых вещей», «Дорожную карту занятости на 2020–2021 годы», программу льготного кредитования субъектов предпринимательства, пострадавших  в результате введения режима чрезвычайного положения в стране, и Государственную программу  жилищного-коммунального развития «Нұрлы жер». НБ РК участвует в финансировании сразу нескольких государственных программ льготного кредитования, включая «Экономику простых вещей», «Дорожную карту занятости на 2020–2021 годы», программу льготного кредитования субъектов предпринимательства, пострадавших  в результате введения режима чрезвычайного положения в стране, и Государственную программу  жилищного-коммунального развития «Нұрлы жер».

18 ноября 2021 г.

Скромные успехи «Большой приватизации»: Украина все еще ждет рекордов

Скромные успехи «Большой приватизации»: Украина все еще ждет рекордов

В Украине снова наступает эпоха «большой приватизации». Фонд госимущества продал киевский завод «Большевик» за ₴1,42 млрд и нацелился еще на несколько государственных объектов. Всего он планировал перечислить в бюджет страны ₴12 млрд. Реально ли это?

17 ноября 2021 г.

Рецепт Дикого Билла: как превратить захолустье в новую Швейцарию

Рецепт Дикого Билла: как превратить захолустье в новую Швейцарию

Не секрет, что богачей манят локации с наименьшей налоговой нагрузкой, обеспечивающие при этом сохранность их состояния. Одной из них стала Южная Дакота. Штат известен как безналоговая гавань — пожалуй, как лучшее место в мире, чтобы сохранить капитал.

12 ноября 2021 г.

Госбюджет-2022 для Украины: мифы развития и традиции социалки

Госбюджет-2022 для Украины: мифы развития и традиции социалки

2 ноября Верховная Рада поддержала в первом чтении проект важнейшего документа, определяющего параметры функционирования страны в 2022 году. В статье разберем мифы, неизменно сопровождающие госбюджет Украины и процесс его утверждения.

9 ноября 2021 г.

Газ раздора

Газ раздора

Цены на природный газ в мире находятся на исторических максимумах, преодолев отметку $1 000 за 1 000 кубометров. Особенно неприятна эта ситуация для Европы, где газовые хранилища заполнены по минимуму, а зима приближается. Сумеет ли «Газпром» воспользоваться преимуществами своего положения и продавить сертификацию «Северного потока – 2» до конца отопительного сезона в ЕС?

8 ноября 2021 г.

Забытое слово «локдаун»

Забытое слово «локдаун»

В России объявлен новый локдаун до 7 ноября, причем в некоторых регионах он начался на неделю раньше. С какими ограничениями столкнулся российский бизнес? Кто пострадает больше? И как новый период нерабочих дней скажется на экономике страны в целом?

5 ноября 2021 г.

Равнение на газ: осенние аномалии украинской валюты

Равнение на газ: осенние аномалии украинской валюты

Как правило, каждый календарный год в Украине завершается девальвацией национальной валюты. Но в этом году мы стали свидетелями противоположного явления — едва ли не ревальвации. Что готовит украинцам гривна?

4 ноября 2021 г.

Что ждет мировую экономику — стагфляция или перегрев?

Что ждет мировую экономику — стагфляция или перегрев?

По мнению ведущих аналитиков, над миром нависла угроза перегрева экономики. Вслед за ним много разочарований инвесторам могут принести и фондовые рынки. Попробуем разобраться в этом явлении и понять, оправданы ли такие опасения.

1 ноября 2021 г.

{"type":"article","id":221,"isAuthenticated":false,"user":null}