Облигации сроком на 100 лет. Это работает?

Облигации сроком на 100 лет. Это работает?

30.07.2020

Время прочтения - 5 мин.

В конце июня Австрия анонсировала несколько колоритный (на первый взгляд) способ привлечения дополнительных средств — выпуск облигаций со сроком погашения в 100 лет. Страна рассчитывает получить €2 млрд от продажи ценных бумаг. Удивительно, не так ли?

Кто же станет покупать облигации со сроком выплаты дивидендов, так сказать, «уже не в нашей жизни»? Каковы особенности необычного формата заимствований? И почему подобный опыт — весьма распространенная и успешная практика во многих европейских (и не только) странах? Будем разбираться!

Вековые облигации. Что это и, главное, зачем?

Коротко говоря, 100-летние облигации — это ценные бумаги со сроком окончательного погашения в целое столетие. Иногда выплаты по таким ЦБ проходят регулярно — например, раз в год.

Подобные облигации выпускают не только правительства, но и компании (хотя это и происходит очень редко). В качестве примера можно назвать корпорации с многомиллиардными доходами: так, Walt Disney Company и Coca-Cola уже имеют опыт выпуска «вековых» облигаций. Но в списке эмитентов все же доминируют государства — Аргентина, Австрия и Мексика.

С какой стати инвесторам скупать 100-летние облигации, если сроки выплаты по ним намного превышают их (и среднестатистическую) продолжительность жизни?

Оказывается, существует группа энтузиастов с активным интересом к долговым обязательствам такого рода. Некоторые институциональные инвесторы используют 100-летние ЦБ, чтобы продлить срок действия своих портфелей облигаций ради достижения четко определенных целей. Например, университетский благотворительный фонд планирует функционировать многие десятилетия — и нет у него острой потребности в получении дивидендов в краткосрочной перспективе.

Некоторые покупают столетние облигации, вовсе не планируя «растягивать процесс» на все 100 лет. Многие из подобных обязательств содержат опцию, позволяющую эмитенту частично или полностью погасить ЦБ задолго до запланированного срока. Например, 100-летние облигации, выпущенные Disney в 1993 году, действительны до 2093 года, но компания вправе приступить к погашению в любой момент по истечении 30 лет — т.е., с 2023 года.

А вот миллиардеры и миллионеры — давние поклонники долгосрочного планирования — нередко интересуются «вековыми» облигациями как способом относительно безопасной передачи накопленных активов детям, внукам и даже последующим поколениям.

Некоторые аналитики трактуют спрос на данный тип долгосрочных облигаций как индикатор потребительских настроений в отношении конкретной компании. И правда, кто станет покупать 100-летнюю облигацию предприятия без абсолютной уверенности в вековых перспективах этой компании?

А на 1000 лет будет?

Вы не поверите, но существуют и «тысячелетние» облигации. В прошлом их выпустили всего несколько эмитентов, в том числе, Canadian Pacific Corporation. История знает и кейсы эмиссии облигаций… без даты погашения — что, в теории, подразумевает бесконечность выплат.

Отметились на благодатной ниве и государства: так британское правительство выпускало облигации, именуемые консолями, а дивиденды по ним выплачивались на протяжении неопределенного срока. Такой тип финансовых инструментов обычно называют бессрочным.

Несостоятельно и абсурдно?

Главам государств и крупных корпораций подобный способ привлечения капитала может показаться замечательной идеей, но многие аналитики не разделяют их восторга. И вот почему:

1. Правительство расписывается в неготовности погашать долги

Долг может быть официально выплачен, но зачастую погашение облигаций происходит лишь за счет дополнительных новых заимствований. К такому выводу подводит анализ федеральных отчетов США о движении денежных средств. Документы свидетельствуют, что на погашение задолженности потрачено $9 трлн, что более чем вдвое превышает официальный объем расходной части федерального бюджета. Две трети денежных средств, проходящих сегодня через Казначейство США, так или иначе связаны с обслуживанием долга.

2. 100-летние облигации — финансовый абсурд

Основной концепцией в организации финансового учета (как коммерческого, так и бюджетного) остается контроль сроков погашения долгов. Период выплат должен соответствовать (или быть короче) срока использования актива, приобретенного на привлеченные средства. Именно поэтому многие организации, как правило, стремятся избежать выплат долгов по «устаревшим» активам.

В случае со стандартной четырехлетней облигацией, выпускаемой государством, условия эмиссии идеально соответствуют концепции соответствия сроков погашения. Учтена и «длительность жизни» типичных материальных активов.

А вот 100-летняя облигация алогична, поскольку в мире практически не существует активов, допускающих эффективное использование в течение целого столетия (или более). Активы со «сроком службы» в 100 лет — большая редкость.

Таким образом, «вековая» облигация несостоятельна в финансовом плане, поскольку процентами по ней оплачивается деятельность, давно утратившая полезность/целесообразность.

3. Бремя обязательств для новой власти

Самая большая проблема 100-летних облигаций — несоответствие логике современной политической системы. И в США, и в других странах она базируется на простой концепции — «нынешний руководящий орган не может перекладывать какие-либо обязательства на будущий руководящий орган».

Так, 116-й созыв Конгресса США не вправе принимать законы, правила, положения, программы или налоги, которые не могут быть оспорены 117-м или более поздним созывом Конгресса. При этом и 116-й созыв не обязан слепо следовать ни одному из решений, принятых предшественниками из 115-го созыва.

Выпуская «вековую» облигацию, правительство обязывает сотни миллионов еще не появившихся на свет людей оплачивать его нынешние неумеренные аппетиты. В таком случае, у будущего поколения остается только два варианта — либо заплатить по счетам предшественников, либо объявить дефолт, подорвав собственную репутацию и пустив под откос все грандиозные планы.

«Новая норма» после COVID-19?

А вот по мнению ряда аналитиков, в мире, пережившем COVID-19, 100-летние государственные облигации вполне могут стать новой нормой.

По словам Сандры Холдсворт из Kames Capital, крупнейшие развитые страны (в том числе, Великобритания) принципиально готовы рассматривать возможность выпуска столетних облигаций в качестве инструмента, позволяющего растягивать выплаты по растущим счетам, выписанным обществу пандемией коронавируса.

«При низких процентных ставках и таком высоком спросе удивительным было бы отсутствие попыток выпустить сверхдолгосрочные или даже бессрочные облигации для финансирования экономик своих стран в условиях, постоянного роста дефицита бюджета», — считает она.

По мнению эксперта, в мирное время о таких «долгих» заемных инструментах в развитых странах слышать приходится не часто. Как правило, 100-летние облигации фигурируют на формирующихся рынках вроде Аргентины и Мексики. «В прошлом эти инструменты использовались, главным образом, в ситуациях вступления стран в войны. Британский военный заем 1914 года — яркий пример долгосрочного займа для привлечения 350 млн фунтов стерлингов».

Однако теперь, когда даже Австрия, Ирландия и Бельгия выбиваются в лидеры рынка долговых обязательств с космическими сроками погашения, их примеру могут последовать и другие.

«Если говорить о будущем, мы ожидаем новых эмиссий государственных облигаций с сроком погашения, превышающим стандартные 5, 10 или 30 лет», — констатирует Холдсворт.

Источники: investopedia, mises, institutionalassetmanager

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читать также

{"type":"article","id":891,"isAuthenticated":false,"user":null}