Инъекция надежды

Время прочтения - 6 мин.

Инъекция надежды

07.04.2021

Не прошло и полгода с тех пор, как вакцины от COVID-19, пройдя в ускоренном режиме сокращенную программу испытаний, вышли в массовый оборот. За это время, довольно-таки короткое, если судить объективно, хотя бы одну дозу получили более полумиллиарда человек на планете. А в некоторых странах привитыми оказались 50–60% населения, что, по меркам эпидемиологов, дает основания говорить о коллективном иммунитете. Означает ли это, что весь мир — и вместе с ним глобальная экономика — уже скоро вернется к привычной жизни?

Арсенал борьбы

Нельзя не признать, что в борьбе с новой коронавирусной инфекцией медицинская наука хотя бы в некоторых сферах оказалась на высоте. Да, эффективного и универсального лекарства от COVID-19 как не было, так и нет. Возможно, его не будет еще долгие годы. Но зато сам вирус и механизм его проникновения в организм человека были «расшифрованы» в считаные недели, что позволило уже прошлой весной приступить к созданию вакцин.

И теперь, всего лишь год спустя, массовая вакцинация населения стала реальностью. Хотя поначалу даже самые авторитетные эксперты не ждали этого раньше 2022 года. Более того, на выбор представлены несколько классов вакцин, а протективная способность лучших из них превышает 90–95%. Что дает надежду на победу над коронавирусом.

Сейчас в мире используется около полутора десятков препаратов четырех различных типов. А в процессе клинических испытаний — еще почти полсотни. И все это обилие можно разделить на четыре класса.

Первой на сцене появилась классическая — цельновирионная — вакцина на основе ослабленного коронавируса. Ее выпустила китайская компания Sinopharm. Испытали вакцину еще в июне прошлого года на военнослужащих НОАК. Как и другие вакцины подобного типа, например, хорошо известные противогриппозные, она позволяет выработать широкий спектр антител к SARS-CoV-2, а также сформировать полноценный Т-клеточный иммунитет. Из достоинств — известная технология, низкая цена, простые условия транспортировки и хранения. Недостаток — непредсказуемый иммунный ответ у конкретного пациента, из-за чего показатель протективности — 75–85%. К этому типу относятся также CoronaVac китайской компании Sinovac, индийская Covaxin и российская КовиВак от Центра им. М. П. Чумакова.

Второй класс вакцин — векторные, где для формирования антител используется лишь фрагмент РНК коронавируса, а для доставки его в клетку применяется «вектор» — менее опасный вирус, лишенный способности размножаться. Это сравнительно новая технология, достоинством которой является отсутствие риска острой реакции на введение препарата. При этом у человека также формируется как антительный, так и клеточный иммунный ответ. Но антитела вырабатываются лишь к тому фрагменту SARS-CoV-2, который был «добавлен» к «вектору». То есть к участку «шипа» короны (спайк-белку): его коронавирус использует, чтобы попасть в клетки человека. Такие вакцины требуют уже не холодильника, а морозилки (-20 ºС) и разморозки перед вакцинацией. К этому классу принадлежат российский «Спутник V» (созданный на основе аденовирусов двух серотипов — Ad5 и Ad26), шведско-британская AstraZeneca (разработанная на базе аденовируса шимпанзе), китайская Convidecia (имеющая в составе аденовирус Ad5) и американская вакцина от Johnson & Johnson (использующая аденовирус Ad26).

Самый современный класс вакцин — матричные. Там участок РНК коронавируса, ответственный за производство спайк-белка, доставляется в клетку при помощи искусственно синтезированной матричной РНК, упакованной в липидный пузырь. Это позволяет проводить стимуляцию иммунитета вообще без контакта организма человека с вирусами. Матричные вакцины обладают протективностью более 90% и показаны даже пожилым пациентам из-за минимума побочных реакций. Однако они требуют сверхнизких температур при перевозке и хранении. К этому классу относятся препараты производства Pfizer/BioNTech и Moderna/NIH.

Особняком стоят пептидные вакцины, в которых также нет генетического материала из каких-либо вирусов или клеток. Там фрагменты спайк-белка SARS-CoV-2, полученные искусственным путем, вводятся в организм вместе с веществом, выполняющим роль вспомогательного раздражителя для выработки иммунитета (адъювантом). Такая комбинация действует мягко, но не всегда эффективно: протективность на уровне 65–85%. К этому классу принадлежат «ЭпиВакКорона» от ГНЦ «Вектор» Роспотребнадзора и NVX‑CoV от Novavax Inc.

Гонка вакцинаций

Однако изобрести вакцину — мало. Нужно еще вколоть ее огромному количеству людей. По подсчетам вирусологов, чтобы остановить пандемию, необходимо вакцинировать две трети населения каждой страны. С учетом же того, что пока ни один препарат не разрешен для применения в педиатрии, через прививочные пункты должно пройти практически все взрослое население. А это миллиарды людей — беспрецедентная в истории задача.

Более того, сам вирус тоже не стоит на месте. Уже известны несколько его мутаций, которые обходят ранее сформированный иммунитет. Из-за чего люди заболевают повторно, причем тяжесть болезни порой не снижается. И хотя производители вакцин уверяют: их продукция способна противостоять новым штаммам, нельзя исключить, что однажды вакцинная защита не сработает.

Тем не менее иного выхода, кроме «догонялок» с коронавирусом, пока нет. Страны торопятся с прививками как могут. Лидерами выступают Израиль и ОАЭ — там хотя бы одну дозу (и частичную защиту) получило почти все взрослое население. Также уверенно идут США (42%) и Великобритания (48%). А вот Европа и Россия, увы, отстают — там вакцинированы от 3% до 15% взрослых. По этой причине власти ЕС вынуждены восстанавливать локдауны на фоне уже третьей волны CОVID-19.

 

К настоящему времени в мире введено уже свыше 540 млн доз разных вакцин. Это вчетверо больше, чем количество людей, переболевших коронавирусной инфекцией. Но коллективный иммунитет в масштабах планеты так и остается делом неблизкого будущего, из-за чего появление более заразных штаммов SARS-CoV-2 — лишь вопрос времени.

Переосмысление реальности

По самым оптимистичным прогнозам, при сохранении текущих темпов вакцинации коллективный иммунитет в США и Великобритании может быть достигнут уже к середине лета, в ЕС — к концу осени, в России — к началу 2022 года. Индия и Китай, несмотря на все усилия, останутся уязвимыми к COVID-19 еще полтора-два года. Впрочем, в КНР научились держать баланс между жесткими ограничениями и сохранением деловой активности, благодаря чему китайская экономика вернулась к росту уже в IV квартале прошлого года.

Вместе с тем для мировых рынков пандемия перестала быть определяющим риск-фактором. Инвесторов намного больше заботят не темпы введения вакцин, а финансовые инъекции монетарных властей в развитых странах. Ожидания новых порций денежной ликвидности толкают наверх котировки акций, сырьевых товаров, недвижимости, криптовалют — всех активов, которые способны дорожать в условиях мягкой денежно-кредитной политики. Что чревато надуванием новых «пузырей».

С другой стороны, многочисленные ограничения, введенные на самых ранних стадиях пандемии, вероятно, продолжат действовать. Границы стран, особенно не зависящих от международного туризма, будут открываться медленно и сложно.

Деловая активность, где такое в принципе возможно, продолжит смещаться в онлайн, а рынок труда — осваивать дистанционные формы занятости. Мощный стимул получит автоматизация всего и вся, темпы четвертой промышленной революции в развитых странах ускорятся. Что еще больше увеличит их отрыв от развивающихся и углубит глобальное неравенство. А главным проигравшим опять окажется средний класс — мелкий бизнес и белые воротнички.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читать также

{"type":"article","id":1389,"isAuthenticated":false,"user":null}