Криптовалюта в России: опять в кандалы?

Время прочтения - 7 мин.

Криптовалюта в России: опять в кандалы?

26.04.2021

Первого января 2021 года Государственная Дума приняла долгожданный закон «О цифровых финансовых активах», который рассматривала около двух лет. В криптосообществе царило ликование: наконец-то виртуальная валюта получила официальный статус! Однако, как оказалось, в фанфары трубить преждевременно. Следом вышел документ, ужесточающий требования к владельцам крипты. Чем объяснить такие зигзаги властей — от послаблений до закручивания гаек? И не пора ли российским участникам рынка искать другую юрисдикцию, с более понятными условиями налогообложения?

Когда валюта — не деньги

Федеральный Закон №259 определил правовой статус криптовалюты в России. Теперь она официально считается имуществом. Ее стало возможно продавать и покупать, обменивать, использовать для сбережений и инвестиций.

В то же время применять цифровой актив в качестве платежного средства — для расчета за товары и услуги — на территории страны запрещено. К тому же, авторам документа не удалось дать адекватное определение самому понятию. «Криптовалюта — это токены, по которым отсутствует обязанная сторона», — значится в тексте. Но такое понимание позволяет отнести к ней, к примеру, электронную валюту, аккаунты и др. Поэтому в Закон введено уточнение: криптовалюта — это не любые записи, а те, что могут быть средством либо платежа, либо инвестирования. Подразумевается, что она является разновидностью цифровых финансовых активов (ЦФА), находящихся под наблюдением регулятора.

В частности, ЦФА определены как несколько видов цифровых прав:

  • выпуска и передачи ценных бумаг;
  • денежных требований;
  • подключения к капиталу непубличного акционерного общества.

В Законе также оговорены нормативы по эмиссии, учету и обращению таких активов. Отдельно прописаны требования к их эмитентам и операторам площадок по обмену.

Изначально планировалось приравнять ЦФА к инвестиционным инструментам, однако впоследствии от этого отказались. В конечном виде Закон определяет их как некий аналог собственности, имущество. Это означает, что инвестировать в актив можно, а использовать его как средство платежей — нет. При этом налагаются некоторые ограничения:

  • если эмиссия криптовалюты произведена не в РФ, то доступна для покупки она будет только на площадках с иностранной юрисдикцией;
  • Центробанк вправе ограничить приобретение таких активов только квалифицированными инвесторами;
  • ЦФА могут быть эмитированы как юридическим, так и физическим лицом, но обращение активов должно осуществляться в той же информационной системе (например, распределенном реестре), где они были выпущены.

Все операции с цифровыми монетами производятся через специализированных операторов обмена, реестр которых ведет Центробанк. Он же выполняет регуляторные функции в этой сфере.

Однако, по мнению многих экспертов в области блокчейна и права, Закон №259-ФЗ содержит множество недоработок. Так, например, в нем не определены четко правила по обращению цифровых активов между частными пользователями. Между тем, по данным президента Российской Ассоциации криптоэкономики, искусственного интеллекта и блокчейна (РАКИБ) Юрия Припачкина, Россия с более 8 млн криптокошельков входит в тройку мировых лидеров по использованию виртуальных денег.

До недавнего времени возникали вопросы и по налоговой ответственности владельцев такой валюты. Но вскоре все может измениться — и далеко не в лучшую сторону.

Что хотят налоговики

В Законе №259-ФЗ упоминалось право владельцев криптовалют информировать налоговые органы об имеющихся коинах и операциях с ними. Это наделяло людей правом на судебную защиту при совершении гражданско-правовых сделок с ЦФА. Впрочем, утвержденных правил не было.

Для устранения недочетов Федеральной налоговой службой были предложены поправки, представленные в законопроекте №1065710-7 «О внесении изменений в части первую и вторую НК РФ». В частности, фискалы решили дополнить его следующими нормами.

  • В случае, если сумма операций с криптовалютой (покупки, продажи, обмена и т. п.) превысит ₽600 тыс. в течение года, налогоплательщик обязан сообщить об этом в налоговые органы.
  • ФНС наделена правом самостоятельно определять рыночную стоимость цифровых активов, применяемую в дальнейшем для исчисления базы налогообложения и возможных штрафов.
  • В случае уклонения от отчетов или предоставления ложной информации об операциях с ЦФА налогоплательщик будет оштрафован. Денежное взыскание составит 10% от объема поступления или передачи криптовалюты (в зависимости от их величины).
  • Если налог на прибыль (для юр. лиц) или на доход (для физлиц) от операций с криптоактивами будет не уплачен или уплачен не полностью, налогоплательщик обязан погасить и эту сумму, и штраф в размере 40% от нее.

Предлагаемые ФНС правки вызвали бурную реакцию в криптосообществе, по большей части негативную. Так, Дмитрий Тер-Степанов, заместитель управляющего АНО «Цифровая экономика», выразил мнение, что необходимо указать четкие правила определения рыночной стоимости криптоактивов и используемых при этом инструментов.

Еще более категоричен Дмитрий Кириллов, преподаватель Moscow Digital School. По его мнению, налоговики намеренно заменяют закрепленное в ФЗ право информирования о владении криптовалютой и операциях с ней обязательным уведомлением. В свою очередь, член Ассоциации юристов РФ Михаил Успенский считает, что такая форма отчетности позволит привлекать к ответственности за ее нарушение. Больше всего от этого пострадают рядовые пользователи, в то время как организованная преступность легко найдет способы обойти закон.

Многие эксперты убеждены, что предложенный ФНС законопроект является преждевременным и нуждается в глубокой доработке.

Это признали и профильные комитеты Госдумы.

  • Комитет ГД по госстроительству и законодательству сделал вывод о невозможности установления базы налогообложения криптовалют без разъяснения перечня отнесенных к ним объектов и разделения с уже существующими категориями: деньги и цифровые права.
  • Комитет ГД по бюджету и налогам отметил несколько противоречий в отдельных положениях, вытекающих из правомочности ФНС в определении рыночной цены криптовалюты.

Несмотря на отмеченные недостатки, законопроект №1065710-7 был принят в первом чтении 18 февраля 2021 года. Оставалась надежда, что ко второму рассмотрению будут внесены правки, и документ станет более лояльным по отношению к владельцам криптоактивов. Но, как следует из официального ответа ФНС на запрос АНО «Цифровая экономика», ведомство не собирается идти на уступки.

Суета вокруг SWIFT

Активное законотворчество и повышенное внимание властей России к криптовалюте некоторые эксперты связывают с угрозой возможного отключения SWIFT.

5 апреля нынешнего года замглавы МИДа Александр Панкин без обиняков заявил, что в стране возможно создание базы для международных расчетов, альтернативной межбанковской системе SWIFT. При этом он подчеркнул, что, принимая во внимание развитие цифровых валют и блокчейна, платформа может быть сформирована на новой технологической основе.

Теоретически это возможно. Разговоры о том, что Bitcoin в перспективе вытеснит сеть межбанковских платежей SWIFT, ведутся давно и не только в России.

Однако эксперты полагают, что это — не вопрос ближайшего будущего.

«В скором времени биткоин точно не сможет заменить SWIFT, хотя и покачнул его монополию на международные переводы. Все идет к тому, что в течение нескольких лет блокчейн станет стандартом транспорта банковских сообщений. Но чей это будет стандарт, кто будет управлять сетью, покажет время», считает руководитель программы «Центр исследования блокчейна» Илья Агапкин.

Необходимо учесть и то обстоятельство, что Россия является одним из наиболее активных и крупных пользователей системы в мире. Только за 2020 год количество транзакций, совершенных ее гражданами посредством SWIFT, превысило 150 млн.

Эксперты подчеркивают: одного только желания эффективнее реализовывать возможности криптовалюты или гипотетического «цифрового рубля» мало. Необходимо также стремление второй стороны — получателя. Невозможно обойтись без заключения двухстороннего соглашения на использование, например, биткоина или е-рубля для международных расчетов с каждой из стран.

По мнению Василия Солодкова, директора Банковского института НИУ ВШЭ, в настоящий момент на это могут пойти только Иран, Сирия, Северная Корея, Венесуэла и, возможно, Бирма. Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташев добавляет к этому перечню страны ЕЭС, Турцию и Азербайджан. В любом случае речь не идет о полноценной замене SWIFT.

Попытка властей РФ ужесточить контроль за криптовалютой и операциями с ней напоминает закончившуюся провалом инициативу запретить Telegram. Совершенно непонятно, как ФНС будет распознавать, какое перемещение средств на счетах налогоплательщика связано с криптовалютой, а какое — нет. Проблематично и определение самого факта владения виртуальными активами.

Как бы там ни было, пользователям, которые только пробуют криптовалюту «на вкус», беспокоиться не о чем. Вряд ли сумма их операций превысит пороговые ₽600 тыс. в год. А вот бизнесу, особенно тому, что собирается работать «в белую», в случае принятия текущего варианта законопроекта выгоднее будет искать другую юрисдикцию — с более привлекательными и понятными условиями налогообложения.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читать также

{"type":"article","id":1485,"isAuthenticated":false,"user":null}