12 октября Организация по экономическому сотрудничеству и развитию (ОЭСР) заявила, что готовит предложения лидерам G20 — основополагающие принципы налоговой отчетности по  криптовалюте в 2021 году. Ожидать можно следующего:

  • Структура отчетности будет соответствовать высокой мобильности крипто-транзакций.
  • В ней будут решены «технические вопросы» (отслеживание?), а также механизмы контроля действий поставщиков крипто-кошельков, в частности,их клиентской базы.
  • Готовятся рекомендации по приведению местного налогового законодательства в соответствие с глобальным — с учетом «международных обменов».Они необходимы в ситуациях, когда вы реализовываете криптовалюту на площадках, расположенных за пределами страны.
  • Планируется доработать механизм учета доходов, полученных от косвенной продажи криптовалюты (оплата услуг в крипте, ставки и т.п.).

Помимо этого, в ОЭСР предполагают, что государства «большой двадцатки» приведут свои налоговые своды законов в соответствие с рекомендациями уже в 2021 году.

Первой отреагировала Испания. 13 октября представитель испанского правительства Мария Хесус Монтеро заявила: в стране разрабатывается закон, который заставит  владельцев криптовалюты раскрывать наличие крипто-активов и любую полученную от них прибыль. Инициативы российских «законотворцев» можно резюмировать тремя терминами — «отобрать, оштрафовать, посадить» — и лучше их вообще не комментировать. Впрочем, с ретроспективной точки зрения, ничего иного ожидать и не приходится.

40 лет «золотого» грабежа

Указ №6102

5 апреля 1933 года президент США Франклин Рузвельт подписал Указ №6102, фактически узаконивший конфискацию золота у населения по цене $20,66 за тройскую унцию.

Чуть позже (в 1944 году) правительство США на основании Бреттон-Вудского соглашения навязало всему миру американскую зеленую бумагу — но уже по $35 за унцию. При этом цена, по условиям упомянутого документа, была жестко зафиксирована на данной отметке. Это привело к тому, что в середине 20-го века Америка контролировала 70% мировых резервов золота.

А уже 15 августа 1971 года другой президент — Ричард Никсон — анонсировал временный запрет конвертации доллара в золото для ЦБ. Однако перед этим в 1968 году Вашингтон ввел двойной рынок золота: на одном цена была свободной, а для ЦБ курс по-прежнему оставался фиксированным — $35.

После ряда метаморфоз 16 марта 1973 года состоялась Ямайская конференция, подчинившая цену главного драгметалла рыночным законам и снявшая с Соединенных Штатов все взятые ими же обязательства.

Итак, хронология событий, разворачивающихся в течение четырех десятилетий, дает возможность понять типичный ход мысли «хозяев» денег. Сначала они отобрали золото у своего населения по $20,66, затем у остальных — но уже по $35 — обещая всем незыблемость курса выданных ими «бумажек». После этого они девальвировали доллар до… Впрочем, текущий курс золота к доллару вам известен

Но и с золотом не все так просто

С 12 сентября 1919 года его цену определяет Лондонский золотой фиксинг (The London Gold Market Fixing Limited), учрежденный пятью крупнейшими на то время производителями и торговцами драгоценными металлами (Mocatta & Goldsmid, Pixley & Abell, Samuel Montagu & Co, Sharps Wilkins). Однако ведущая роль всегда принадлежала N M Rothschild & Sons. Именно в их офисе происходили встречи, определявшие цену актива.

Кроме своих интересов, Ротшильды представляли интересы ЦБ Англии. К стыду последнего, они же являлись фактическими его владельцами, превратив центральный банк доминирующей мировой империи в частную лавочку. Кстати, в 2004 году NM Rothschild & Sons неожиданно вышли из числа «фиксаторов» LGMFL, а право отстаивать интересы Великобритании уступили банку Barclays. Многими это было воспринято как долгожданное обретение Англией независимости от дома Ротшильдов.

Независимость, впрочем, оказалась условной, поскольку на тот момент главой Barclays был Маркус Агиус —  зять бывшего руководителя N M Rothschild & Sons Эдмунда де Ротшильда. Естественно, новый представитель продолжал ревностно следить за соблюдением интересов «семьи».

Спустя 100 лет (26 сентября 2016 года) состоялась юбилейная встреча в честь столетия учреждения Лондонского золотого фиксинга. На вечеринке присутствовали представители банков Barclays, HSBC, Deustsche Bank, Scotiabank и Societe Generale. Как мы видим, состав приглашенных радикально отличался от списка учредителей 1919 года. Вот только гостей в своей резиденции принимал глава… N M Rothschild & Sons — Давид Рене Де Ротшильд. Напрашивается вывод: все течет, все меняется, кроме одного — влиятельная семья по-прежнему находится у руля.

Кстати, LGMFL замешен в так называемом «картельном сговоре», когда цена драгоценного металла за тройскую унцию — без видимых на то причин — снизилась с $850  в 1980 году до $300 в 1982 году. Спусковым крючком данного события послужил ввод советских войск в Афганистан. Однако не он был подлинной целью семьи. С помощью этого заговора планировалось заставить подконтрольные ЦБ обменять накопленные за послевоенные годы запасы желтого металла на доллары.

Впрочем, это уже совершенно другая история, и о ней мы, возможно, расскажем вам позже.   

Что же изменилось?

Какие же перемены мы наблюдаем сейчас — почти через сто лет после провернутой аферы? Времена, возможно, и изменились, но вот людские нравы однозначно остались прежними.

Благодаря появлению и масштабному распространению интернета — а за ним и социальных медийных инструментов — манипулировать массовым сознанием стало значительно проще. На «внедрение» в умы сограждан той или иной парадигмы уже нет нужды затрачивать огромное количество времени, а проведенная реформа системы образования повысила степень восприимчивости людей к стандартным клише. В итоге современная молодежь не в состоянии критически анализировать и воспринимать изливающуюся на них информацию.

Следовательно, ситуация останется прежней. Богатые, как обычно, станут богаче, а бедные — еще беднее. Что вполне логично, ведь чем ближе потребности человека к уровню физиологии, тем дальше он от самоактуализации,а значит манипулировать им значительно проще. И технология блокчейна лишь упростит этот процесс, превратив нашу жизнь в нечто прозрачное, легко контролируемое и тотально отслеживаемое.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.