Инфраструктурная такса Байдена

Инфраструктурная такса Байдена

06.04.2021

Время прочтения - 5 мин.

Десятилетиями пропагандируя тезис о свободе перемещения капитала и стимулируя отток денег с развивающихся рынков, США теперь сами оказались в крайне неудобном положении. Джо Байдену необходимо $2,3 трлн на масштабные инфраструктурные преобразования. Собрать эти деньги президентская администрация планирует, подняв с 21% до 28% налог на доходы корпораций.

Однако нет никакой гарантии, что бизнес с радостью откликнется на инициативы президента и не попытается сменить гражданство или перевести часть активов в страны с меньшей налоговой нагрузкой. Опасаясь бегства капитала за границу, Вашингтон настойчиво предлагает государствам «Большой двадцатки» увеличить налоги — так сказать, за компанию.

Рецепт всеобщего счастья

Поэтому на министра финансов Джанет Йеллен теперь возложена непростая задача — убедить коллег из G-20 установить норму минимального корпоративного налога на уровне не ниже американского. И экс-глава ФРС уже приступила к выполнению этой миссии, используя для убеждения оппонентов «зеленую повестку» и прочую высокопарную риторику.   

Так, выступая в понедельник в Чикагском совете по глобальным делам, г-жа Йеллен заявила,  что будет использовать участие в ежегодных встречах МВФ и Всемирного банка для продвижения дискуссии по изменению климата, улучшения доступа к вакцинам, побуждая страны к устойчивому восстановлению мировой экономики. Не забыла глава Минфина США уделить внимание и глобальному корпоративному налогу.

«Важно положить конец давлению налоговой конкуренции и убедиться, что у правительств есть стабильные налоговые системы, обеспечивающие достаточный уровень поступлений от основных общественных благ и способные адекватно реагировать на кризисы. Необходимо также, чтобы все граждане справедливо разделяли бремя финансирования правительства», — пояснила госпожа министр коллегам.

Яхты, пальмы и оффшоры

Примечательно, что тенденция к снижению налога на доходы корпораций наблюдается с 80-х гг. прошлого века. Именно как ответ на запросы крупного бизнеса на планете появились оффшорные юрисдикции, помогающие сильным мира сего минимизировать налоги. И еще недавно США были страной с одними из самых высоких в мире корпоративных отчислений. До налоговой реформы Трампа образца 2017 года корпоративный налог составлял 35%. Но чтобы сделать США «снова великими» ставку снизили до 21%.

Пришедшие к власти демократы и Джо Байден решили развернуть налоговую политику на 180 градусов и увеличить подоходный корпоративный налог — хотя и не до прежней отметки, а до 28%. А чтобы у американского бизнеса не возникли соблазны переместить часть активов в Европу или другие регионы с меньшей налоговой ставкой, Вашингтон начал убеждать Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР)и страны G-20 в том, что повышение налогов принесет благо не только США, но и им самим.

Учитывая экономические проблемы, с которыми столкнулись многие развитые страны в период пандемии, это предложение наверняка найдет отклик у многих политиков. Хотя некоторые государства убедить будет не просто. К примеру, по данным Tax Foundation, в 2020 году лишь одна страна в мире — Микронезия — повысила ставку корпоративного подоходного налога. Тогда как 9 государств, в том числе, Армения, Бельгия, Колумбия, Франция, Французская Полинезия, Гренландия, Монако, Того и Зимбабве ее снизили.

На сегодняшний день средняя ставка корпоративного налога в мире, измеренная в 177 юрисдикциях, составляет 23,85%, а с учетом паритета покупательной способности ВВП, этот же показатель равен 25,85%.

Самая низкая средняяя ставка в Европе — 19,99 %. Однако с учетом ВВП она увеличивается до 24,61%. В странах ЕС — 21,47%, ОЭСР — 23,51%, а в государствах большой семерки — 24%.

Самые высокие корпоративные налоги платят резиденты Коморских островов (50%), Пуэрто-Рико (37,5%) и Суринама (36%). Самые низкие — на Барбадосе (5,5%), в Узбекистане (7,5%), Туркменистане (8%), Венгрии и Черногории (9%). Тогда как в 15 юрисдикциях (о. Мэн, Бермуды, Британские Виргинские о-ва, Каймановы о-ва, ОАЭ, Джерси, Ангилья, Токелау, Вануату и некоторые др.) этот налог вовсе отсутствует.

«Обсуждая такие налоговые изменения, политики иногда игнорируют мнение людей, не учитывая, согласны ли они с их предложениями. Но все международные налоговые системы достигают баланса», — считает профессор налогового права Джорджтаунского университета Лилиан Фолхабер.

Комплексный подход

Впрочем, лоббисты интересов крупных корпораций не скрывают, что повышение налоговой ставки может привести к инверсиям. Т. е. американские компании (или их филиалы), действующие за границей, в результате сделок M&A получат иностранные адреса. Снижение корпоративного налога Трампом сделало такие операции менее привлекательными, но они могут вновь войти в моду.

На этот случай у реформаторов Байдена есть желание увеличить до 21% еще и минимальную налоговую ставку GILTI (Global Intangible Low-Taxed Income). Сейчас налог на глобальный нематериальный доход с низким режимом налогообложения составляет 10,5–13,125%. Применяется он, к примеру, когда американская корпорация размещает патенты и другие нематериальные активы в низконалоговых юрисдикциях, тем самым размывая налоговую базу и занижая прибыль.

Вместе с этим, как утверждают эксперты, налоговой реформой Байдена могут быть отменены налоги на стимулирование экспорта (FDII) и на размывание налоговой базы и недопущение злоупотреблений (BEAT). Высказываются также предположения, что иностранные доходы американских корпораций, полученные в странах с низкой ставкой, будут облагаться индивидуально, в зависимости от статуса страны-партнера. Иначе говоря, друзьям — все, врагам — кость.

Но в любом случае, разговор об изменении ставки корпоративного налога должен вестись не обособленно, а в контексте всей системы налогообложения. И это делает задачу Джанет Йеллен еще более сложной и вдвойне неблагодарной.  

 

Источники: Wall Street Journal, Reuters, Forbes, Tax Foundation

Подпишись на наш телеграм канал

только самое важное и интересное

Подписаться
Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читать также

Искусство торможения экономики по-китайски

Искусство торможения экономики по-китайски

В секторе недвижимости КНР набирает размах практика хеджирования кредитного риска. Однако это не обещает отрасли быстрое восстановление и вряд ли спасет китайских девелоперов от дальнейших дефолтов.

1 июля 2022 г.

Удастся ли США избежать рецессии

Удастся ли США избежать рецессии

Решимость американской Федеральной резервной системы (ФРС) и готовность идти до конца в борьбе с инфляцией вызывает все большую тревогу Уолл-стрит. Но не все так плохо, как это пытаются представить лидеры компаний, чьи акции уже пострадали из-за политики регулятора. Ставки высоки В мае Федеральная резервная система (ФРС) повысила краткосрочные процентные ставки до 0,75–1%, открыв фронт по борьбе с инфляцией. Этот жизненно важный показатель в США более чем в 3 раза превышает целевой уровень р...

29 июня 2022 г.

Инвестиционная стратегия Большой Нефти: акционеры важнее потребителей

Инвестиционная стратегия Большой Нефти: акционеры важнее потребителей

Война в Украине и западные санкции на экспорт углеводородов из России должны расшевелить нефтяных гигантов и заставить их спешно нарастить траты на расширение добычи. Однако в этот раз все может произойти иначе...

23 июня 2022 г.

Путь на юг рублю открыт: воспользуется ли он заманчивым предложением?

Путь на юг рублю открыт: воспользуется ли он заманчивым предложением?

Курс доллара к рублю достиг в мае локального «дна» и, оттолкнувшись от него, пошел наверх. Но не так уж высоко забрался. Какие факторы движут российским валютным рынком в условиях все новых и новых западных санкций?

22 июня 2022 г.

{"type":"article","id":1387,"isAuthenticated":false,"user":null}