Казус Навального

Время прочтения - 5 мин.

Казус Навального

05.02.2021

Как судьба одного «никому не нужного блогера» может двигать курсы валют и котировки ценных бумаг

В России близится к развязке громкое уголовное дело, которое наблюдатели полагают политическим. И которое может повлечь прямые финансовые потери, если Запад проявит принципиальность. Судебный приговор оппозиционеру Алексею Навальному, вынесенный вечером 2 февраля, всколыхнул активную часть общества и взбудоражил финансовый рынок. Теперь инвесторы опасаются, что последствия надолго станут фактором давления на курс рубля, а также на котировки акций и облигаций российских эмитентов. Но так ли страшна эта угроза для рынка, который в последние годы уже испытал немало?

Вердикт суда

По законам жанра, судебный процесс — это кульминация, у которой есть предыстория. В «деле Навального» она тоже имеется. В августе прошлого года оппозиционный блогер, возвращавшийся самолетом в Москву из Томска, почувствовал недомогание. Лишь экстренная посадка в Омске и грамотные действия врачей спасли ему жизнь. Затем по настоянию родных он был перевезен для лечения в берлинскую клинику «Шарите», где медики выявили отравление неизвестным токсином, а экспертиза немецких военных нашла следы применения боевого ОВ группы «Новичок», разработка которого велась ещё в СССР. Впоследствии эти выводы подтвердили независимые лаборатории Франции и Швеции, а также эксперты Организации по запрещению химического оружия.

Одного этого оказалось достаточно для громкого возмущения на Западе и резкой актуализации санкционной повестки. Хотя первые рестрикции в отношении РФ вышли скромными, давление на политиков ЕС в пользу введения санкций против российского газопровода «Северный поток – 2» заметно усилилось. Эти страсти еще не улеглись, как настал второй акт трагифарса. Российская ФСИН внезапно объявила в розыск берлинского пациента, якобы уклонившегося от обязанностей, возложенных на него приговором 2014 года по уголовному делу «Ив Роше». По мнению службы, условно осужденный Алексей Навальный не раз пропускал сроки явки в инспекцию по месту жительства и вообще скрывался от правоохранительных органов. Это стало поводом для иска о замене условного наказания реальным (лишением свободы) поданным в суд за 2 дня до конца испытательного срока.

В итоге, как только Алексей Навальный вернулся в Россию, он был арестован — прямо в аэропорту. А через две недели Симоновский райсуд удовлетворил ходатайство ФСИН о замене условного срока на реальный. Это вызвало бурю возмущения в России (в основном среди активной молодежи) и в мире (преимущественно у политиков). Приговор осудили власти США, Германии, Великобритании и Франции, а в ЕСПЧ напомнили, что само дело «Ив Роше» признано европейскими судьями произвольным и не основанным на законе, отчего решение московского суда нарушает международные обязательства России в сфере прав человека. В воздухе снова «запахло» санкциями Запада.

Реакция рынков

По большому счету, сейчас на российском рынке остались инвесторы с крепким иммунитетом к внутренним негативным новостям, особенно политического характера. После 2014 года, когда отношения России с Западом довольно быстро вернулись на уровень «холодной войны», было немало всякого и разного, в том числе и в части международных санкций. Тем не менее фундаментальные основы российской экономики остаются прочными настолько, насколько это позволяют текущие цены на минеральное сырье, а они сравнительно высоки.

Это не значит, конечно, что рыночные игроки взирают на политические новости из России с олимпийским спокойствием. Но в любом случае их реакция остается более-менее сдержанной, если только речь не идет о событиях, которые способны радикально повлиять на социально-экономическую ситуацию в РФ. Так и произошло после оглашения приговора Алексею Навальному. На вечерних торгах валютой на Московской бирже рубль незначительно подешевел, но все это в целом укладывалось в обычную картину внутридневных движений и в большей степени объяснялось малой ликвидностью рынка, нежели реальной паникой «медведей».

Так же складывалась ситуация и на фондовом рынке. Так, фьючерс на индекс РТС спикировал на 1,4% на вечерней сессии, вопреки тому, что цены на нефть впервые за год смогли удержаться выше $57 за баррель марки Brent. На следующий день на открытии торгов этот индекс, исчисляемый в долларах, упал на 1,38%, а индекс Московской биржи — на 0,64%. Но по итогам в целом спокойных торгов значения этих индикаторов опустились к предыдущему дню — на 0,85% и 0,5% соответственно.

Чуть в большей степени оглашение приговора повлияло на рынок госдолга. Впервые с августа 2020 года Минфин был вынужден отменить один из трех ранее объявленных аукционов по размещению ОФЗ «в связи с отсутствием заявок по приемлемым уровням цен», а на двух других дать инвесторам небольшую премию по доходности. Иначе говоря, государство и рынок разошлись в оценках справедливой стоимости российского долга в текущей ситуации. Которая, как ни крути, не стала для рынка значимым «медвежьим» фактором. По всей видимости, «жесткий» сценарий с реальным сроком для Алексея Навального был просчитан рыночными операторами еще в январе и заранее учтен в ценах.

Груз ожиданий

Тем не менее, сохраняются определенные опасения в отношении возможных дальнейших шагов Запада. Новости о замене Алексею Навальному условного срока на реальный и последовавших за тем столкновениях недовольных с полицией в Москве и Санкт-Петербурге вышли на следующий день на первых полосах ведущих мировых СМИ. Это создает определенное давление на западный политический истеблишмент, вынуждая его реагировать на очередное «грубое нарушение прав человека» Кремлем. О необходимости такой скоординированной реакции заявил уже целый ряд политиков из США и Европейского союза.

Вместе с тем, опираясь на недавний опыт Беларуси, где после президентских выборов летом прошлого года произошли массовые столкновения недовольных с силами правопорядка, инвесторы не ждут от Запада новых секторальных или страновых санкций для России. Едва ли может идти речь и о таких реально суровых мерах, как отключение РФ от системы международных переводов SWIFT или введении нефтяного либо газового эмбарго. Консенсус заключается в том, что эти рычаги Запад держит на крайний случай, а пока будет ограничиваться лишь персональными санкциями в отношении российских официальных лиц.

В ближайшее время для российского финансового рынка более значимым будет фактор мировых цен на нефть, чем политическая конъюнктура. Но в долгосрочном плане взятый Кремлем курс на силовое подавление недовольства и сохранение текущей ситуации, одним из маркеров которого стали события вокруг Алексея Навального, создает негативный фон для национальной экономики. Отказ от политической конкуренции, ставка на силу и дальнейшая «самоизоляция» России будут отталкивать от вовлечения в экономическую деятельность наиболее активную часть молодежи, что чревато усилением застойных тенденций. С другой стороны, подобные факторы действуют медленно, и определенный запас прочности у российской экономики сохраняется. Словом, у рынка впереди еще немало поводов порадовать как «медведей», так и «быков».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читать также

{"type":"article","id":1159,"isAuthenticated":false,"user":null}