Золотая акция Си Цзиньпиня

Золотая акция Си Цзиньпиня

19.11.2021

Время прочтения - 6 мин.

Всего лишь год прошел с даты старта большой чистки технологического сектора Китая властями. По данным западных источников, за это время рыночная стоимость гигантского кластера снизилась на $1,5 трлн.

Но то, что на Западе считают «неоправданными репрессиями и сворачиванием рыночных свобод», в КНР называют технической перестройкой сектора и работой ради «всеобщего процветания».

Кто прав в этой ситуации? Точный ответ вправе дать только инвесторы: они могут переключиться на новые растущие рынки, либо продолжить вкладывать деньги в Поднебесную — но уже по новым правилам, предложенным председателем КНР Си Цзиньпинем.

Инвестиции в загоне

Датированное прошлым ноябрем решение китайских властей о приостановке рекордного IPO «дочки» Alibaba — финтех-гиганта Ant Group — было сопоставимо с эффектом разорвавшейся бомбы. Оценивая это событие, большинство западных комментаторов назвали его причиной критические замечания владельца компании Джека Ма в адрес финансовых регуляторов Китая. А виновником посчитали непосредственно президента КНР — якобы он лично распорядился приостановить сделку.

На самом деле причины, как всегда, оказались глубже. А лежат они, с одной стороны, в плоскости китайско-американских отношений и требований, которые администрация Дональда Трампа начала предъявлять к китайским компаниям, желавшим привлечь финансирование на американском фондовом рынке.

С другой стороны, техногиганты Поднебесной начали занимать неподобающе высокое положение в экономике самого Китая и претендовать на доминирование в несвойственных им сферах деятельности. С учетом степени их зависимости от американского капитала, эти компании могли сыграть роль «пятой колонны» в случае дальнейшего ухудшения отношений между США и КНР.

Без вины виноватые?

Люди, знакомые с экономическим бытом Китая, знают, что власти Поднебесной отнюдь не стремятся контролировать каждый юань рядового жителя страны, тем более если речь идет о среднем классе и самозанятом населении. Мало того, занятие интернет-торговлей — как дополнительный источник заработка — всячески поощряется.

Но как только разрастающийся техносектор начал брать на себя банковские функции (выдача кредитов) и вмешиваться в деятельность оффлайн-торговли (заходить на рынки транспортных перевозок или оптовых поставок продовольствия), это сразу же стало заметно и потребовало реакции властей.

«Сегодняшняя финансовая система — это наследие индустриальной эпохи. Мы должны создать новую для следующего поколения и молодежи. Мы обязаны реформировать нынешнюю систему», — заявил прошлой осенью глава Alibaba Джек Ма.

Однако предложенные им новации затронули, в том числе, интересы многих рядовых членов крупнейшей политической партии мира — КПК. Поэтому неудивительно, что руководящая и направляющая сила КНР оказалась не на стороне технологических инноваций, а на стороне людей, обеспечивающих ее силой и влиянием на массы.  

В результате Ant Group призвали «вернуться к корням» и сосредоточиться на развитии своего платежного сервиса, а не претендовать на банковские и страховые лавры. Аналогичным «репрессиям» подверглись и другие быстрорастущие компании.

В июле этого года власти Китая решили ужесточить для технологических компаний правила проведения IPO за пределами КНР. Если в базах данных этих предприятий накапливается информация более чем об 1 млн пользователей, то до выхода на биржу претенденты на публичность обязаны подать регулятору заявку на одобрение IPO. Тот, в свою очередь, должен проверить, нет ли риска злонамеренного использования личных данных китайских граждан иностранными правительствами и спецслужбами.

Как отмечает Bloomberg, новые меры стали одними из наиболее конкретных шагов, ограничивающих китайские технологические компании в возможности привлекать финансирование в США. Среди «жертв» нового законодательства чаще всего упоминались Alibaba, Baidu и DiDi.


«Эти правила подталкивают китайские интернет-компании к размещению в Гонконге, а не за границей», — утверждает партнер пекинской фирмы Plenum Фэн Чученг.

Вместе с тем власти КНР активизировали деятельность биржевых площадок Большого Китая типа ChiNext — это аналог NASDAQ, созданный при Шеньчжэньской фондовой бирже для растущих и развивающихся компаний.

Государственно-частное партнерство по-китайски

Еще одним способом контроля за «отбившимися от рук» техногигантами служит невероятный для западного восприятия симбиоз государственного и частного капитала.   
Чтобы технологические титаны стали менее автономными, госкомпании и органы власти начали приобретать небольшие пакеты их акций.

В этом случае ценные бумаги, приобретенные государством, становятся без преувеличения «золотыми», поскольку дают чиновникам право участвовать в работе органов управления и контролировать решения менеджмента.

Так, еще в апреле три госпредприятия приобрели долю в дочерней компании ByteDance, владеющей популярной платформой TikTok — Beijing ByteDance Ltd. Куплен всего лишь 1%, но новые акционеры получили доступ в совет директоров и право вето на деятельность компании и предложения продуктов.

Муниципалитет Пекина изъявил желание инвестировать в транспортную платформу DiDi Global. По данным Bloomberg, сделка пока не завершена. Но все идет к тому, что столичные власти начнут влиять на решения менеджмента крупнейшей в мире компании по прокату автомобилей.

Это, конечно же, очень смущает западных инвесторов. Многие из них раздумывают, как быть в меняющейся ситуации. Так, пути обналичивания инвестиций фондами Tiger Global Management и IDG Capital, владеющими пакетами акций в образовательных стартапах Zuoyebang и Yuanfudao, теперь выглядят менее четко. Пенсионные фонды, ранее активно инвестировавшие в китайский техносектор, также начали замораживать новые вложения, ссылаясь на регуляторные риски.

Однако то, что кажется невозможным для западного восприятия рыночной экономики, в Китае является абсолютно нормальным. Тем более, что изначально многие процветающие частные компании создавались здесь как совместные с госпредприятиями и до сих пор не перерезали родовую «пуповину» с бюджетными институтами, муниципалитетами или конкретными чиновниками. Так сложилось, что технологический сектор стал исключением из этих правил. Теперь это исправляют.

В общем, иностранные инвесторы оказались совершенно в иной ситуации чем раньше и думают, как на нее реагировать.

Инвестиционные хлопоты

К примеру, частный инвестор из Гонконга на условиях анонимности сообщил Bloomberg, что планка для инвестиций в технологические стартапы в последнее время заметно выросла, поэтому его компания стала больше вкладывать в производителей микросхем или облачные вычисления. Т. е. фактически он следует рекомендациям властей КНР, которые стараются преодолеть отставание от США в производстве чипов и нивелировать последствия наложенных санкций. 

«Мы ни в коем случае не собираемся бросать Китай, но будем более осторожными», —вторит инвестору из Гонконга Марсело Клауре, главный операционный директор одного из крупнейших «вкладчиков» в экономику Поднебесной — японского SoftBank Group.

Эта точка зрения отражает мнение тех, кто считает, что регулирование деятельности техносектора — внутреннее дело самих китайцев, а выгоду можно извлечь и из изменившихся обстоятельств. 

По данным исследовательской компании Preqin, с 2011 по 2020 гг. венчурные инвестиции в китайские стартапы выросли с $5,9 млрд до $85,3 млрд. И хотя большая часть шла в интернет-компании уровня пионера групповых покупок Pinduoduo или ByteDance, теперь есть свидетельства прироста инвестиций в новые сектора, которые с меньшей вероятностью будут привлекать внимание правительства.

Так, в первом полугодии 2021 года объем капиталовложений в стартапы, работающие над аппаратным обеспечением в Большом Китае, составил $5,4 млрд против $5,1 млрд за весь прошлый год или $1,4 млрд за 2016 г.

Многие эксперты придерживаются мнения о том, что ужесточение регулирования в сфере цифрового бизнеса (а его доля в ВВП КНР превышает треть) будет сдерживать инновации и ослабит экономику Китая.

Но есть и доводы в пользу того, что снижение привлекательности и ограничение финансовых возможностей интернет-деятельности поможет переключить лучшие умы на более фундаментальные технологические исследования и заставит капитал течь в другое русло, снижающее зависимость Пекина от Вашингтона. Что, собственно, и является приоритетом председателя КНР Си Цзиньпиня и его товарищей по партии.

Подпишись на наш телеграм канал

только самое важное и интересное

Подписаться
Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читать также

Зеленые инвестиции — финансовая поддержка экокомпаний

Зеленые инвестиции — финансовая поддержка экокомпаний

В современном мире развивается тренд на зеленые инвестиции — вложения исключительно в проекты или компании, деятельность которых нацелена на сохранение природы в ее первозданном виде.

вчера

Бизнес в красном: чем поможет государство

Бизнес в красном: чем поможет государство

Верховная Рада предлагает увеличить расходы госбюджета на ₴3 млрд, чтобы помочь бизнесу выжить в условиях ужесточения карантинных ограничений. Сумма скромная, хотя в этом году казна наполняется рекордными темпами и с деньгами проблем нет.

23 ноября 2021 г.

Инвестирование в эпоху глобального потепления: перспективные активы

Инвестирование в эпоху глобального потепления: перспективные активы

Встреча G20 в Риме и завершившаяся климатическая конференция COP26 в Глазго свидетельствуют о все более решительном настрое мировых лидеров, об их готовности перейти к конкретным действиям по сокращению выбросов парниковых газов.

23 ноября 2021 г.

Бизнес на репродукции и рождаемости: инвесторы оценили перспективы

Бизнес на репродукции и рождаемости: инвесторы оценили перспективы

Население Земли стремительно стареет, виной этому — проблемы с репродуктивными функциями мужчин и женщин. В связи с этим на Западе наметилась достойная подражания тенденция: работодатели оказывают сотрудникам помощь в решении даже этого деликатного вопроса.

17 ноября 2021 г.

{"type":"article","id":2205,"isAuthenticated":false,"user":null}