Динамика рубля в 2020 году больше определялась законами эпидемиологии, чем экономики.

Старые прогнозы перечитывать полезно, чтобы не наделать новых ошибок. В прошлом декабре самые маститые эксперты сулили рублю спокойный високосный год и средний курс 65 рублей за доллар. Но ведь они руководствовались законами экономики, а валютные рынки жили весь 2020-й по правилам эпидемиологии и вирусологии. Что год грядущий нам готовит?

Рубль подхватил коронавирус

Надо признать, российская валюта отреагировала на пандемию быстрее, чем отечественные власти. Еще в январе, когда коронавирус только начинал свое разрушительное шествие по планете, рубль прервал свое многомесячное плавное укрепление к доллару и начал слабеть. Произошло это одновременно со снижением глобальных цен на нефть под влиянием сообщений из Китая об экстраординарных мерах, предпринятых для сдерживания инфекции.

И в дальнейшем динамика рубля в основном определялась событиями на эпидемическом фронте. Когда в феврале-марте ведущие страны мира дружно закрывались на локдауны (подобие чего вводилось и в России с 30 марта по 11 мая), российская валюта катилась под горку наперегонки с ценами на нефть. На пике паники рубль подешевел до показателя более 82 руб./долл., но все же так и не обновил исторический минимум 16 декабря 2014 года — 86 руб./долл.

График USD-RUR

Когда же в апреле-мае пандемия несколько пошла на спад, началась плавная ревальвация. Ей немало способствовал и разворот нефтяных цен, вызванный новым картельным соглашением ОПЕК+, к которому присоединились и другие нефтедобывающие страны, включая США, Канаду и Мексику. 

Однако полностью отыграть весеннее падение рубль не смог, укрепившись лишь до 68 руб./долл., и с начала II полугодия вернулся в нисходящий тренд, чему способствовали развитие проблем на валютных рынках Бразилии и Турции, а также сомнения по поводу восстановления баланса спроса и предложения на мировом нефтяном рынке.

По мере развития «второй волны» пандемии COVID-19, осенью девальвация рубля стала набирать ход. Правда, волатильность в этот раз была меньше ввиду более взвешенной, чем весной, позиции властей развитых стран по поводу локдаунов. 

Наконец, когда появились сообщения о первых удачных испытаниях вакцин против SARS-CoV-2 и стало понятно, что борьба с пандемией выходит на новый уровень, рубль, как и нефть, испытал приступ эйфории. Возможно, прямо сейчас формируется новый среднесрочный тренд на его укрепление, и в начале 2021 года курс вновь вернется к значениям 68–70 руб./долл.

Еще одной интересной особенностью 2020 года было то, что российская валюта очень скромно реагировала на рост геополитических рисков для России, а усилий регулятора по сглаживанию колебаний обменного курса и вовсе практически «не замечала». Впрочем, как валютные, так и вербальные интервенции ЦБ РФ носили весьма скромный характер, а заниженный курс валюты устроил многих.

Запасливый лучше богатого

Это может показаться странным, но международные резервы РФ, в составе которых учитываются также и средства Фонда национального благосостояния, даже выросли в тяжелый год, когда все страны скребли по сусекам и залезали в долги, чтобы поддержать экономику. 

Однако Россия и тут пошла своим путем. ФНБ лишь в минимальной степени расходовался на выплаты пострадавшим от «коронакризиса», а суммарный объем резервов вырос на 5,9% — с $554,4 млрд по состоянию на 31 декабря 2019 г. до $587,1 млрд на 11 декабря 2020 г. (последняя доступная дата на момент написания обзора).

Разумеется, в значительной части такой рост — бумажный. По сравнению с концом прошлого года, почти на 9% вырос курс евро к доллару — с 1,12 долл./евро до 1,22 долл./евро. Кроме того, на 18% подорожало золото. На евровалюту приходится около 30% резервов, на золото — чуть более 22%. Тем не менее ФНБ, средства которого находятся у Центробанка в управлении, вырос за год более чем на 40%, до $177 млрд. Только валютной переоценкой такой рост не покажешь…

С точки зрения оценок достаточности — таких, как критерий Редди (сумма годовых платежей по госдолгу + 3-месячный импорт) — российские резервы многократно избыточны. Тем не менее государство продолжает их активно пополнять в любой ситуации. Возможно, власти создают запасы на случай «адских» санкций США, вероятность которых с приходом новой администрации в Белый дом резко возросла.

Банки превратили депозиты в кредиты

Деятельность банковского сектора в 2020 году проходила под воздействием сразу нескольких разнонаправленных факторов. С одной стороны, банки как субъекты хозяйственной деятельности испытали на себе все противоэпидемические меры и ограничения, что увеличило их издержки. С другой — мягкая денежно-кредитная политика Центробанка, регуляторные послабления с его стороны и запуск льготной ипотеки позволили банкам резко нарастить кредитный портфель и активы. Так, кредиты корпоративным клиентам выросли к декабрю на 10% в годовом исчислении, физическим лицам — без малого на 15%. Вместе с тем риски для кредитного портфеля повысились в связи с неустойчивостью экономической ситуации.

По данным Банка России, за 11 месяцев 2020 года активы банков выросли на 10% с учетом влияния валютной переоценки и составили ₽102,2 трлн. Стимулами к этому стали мягкая денежно-кредитная политика, множество государственных программ поддержки бизнеса с льготными тарифами, а также ипотечный бум. Благодаря льготной ставке, в ипотеку рванули сотни тысяч россиян, большинству из которых кредиты одобрили.

С другой стороны, депозиты населения за 11 месяцев выросли только на 6%. Если же из этого вычесть счета «эскроу», которые используются для сделок на первичном рынке недвижимости, картина получится более чёткой: сбережения граждан сократились как в реальном, так и в номинальном выражении. 

Часть из них перетекли на фондовый рынок, часть трансформировались в инвестиции в недвижимость с привлечением заемных средств. Банк России видит в этом риски перегрева рынка жилья и ухудшения качества кредитного портфеля, но считает складывающуюся ситуацию полностью подконтрольной.

Наконец, лицензии в «коронакризисном» году потеряли 30 кредитных организаций. Громких банкротств не наблюдалось, санация носила точечный характер. Впрочем, окончательно результаты надзорной политики ЦБ станут известны только в 2021 г.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.