Украинские власти проявляют недовольство доминированием сырьевой составляющей в торговле с Китаем. В Поднебесной имеют полное право возмутиться невыполнением Киевом своих обещаний.

Практически с момента образования Украины отношения с Китаем обозначались как стратегическое партнерство. Но теперь в сфере деловых связей между странами накопилось немало проблем, и они нуждаются в перезагрузке. 

Одно из классических произведений китайской средневековой прозы «Правитель Наньке» писателя эпохи Тан Ли Гунцзо повествует о герое, который во сне попадает в сказочное царство и проживает там героическую жизнь. Но когда он просыпается, это царство оказывается… обычным муравейником, скрытым в дупле дерева.

Такими же многослойными и неоднозначными кажутся и сегодняшние украинско-китайские отношения, а их описание зачастую очень сильно отличается от действительности.  

Романтический период уже в прошлом

В недавнем интервью Владимира Зеленского информагентству «Синьхуа» по случаю Дня образования КНР, президент Украины высказал много теплых слов в адрес Китая за поддержку во время пандемии Covid-19. Он, в частности, говорил, что «Китай всегда был и остается среди приоритетов украинской внешней политики». Рассказал и об особом внимании, уделяемом развитию взаимодействия с КНР. Но ни разу не упомянул о стратегическом партнерстве. Зато несколько раз — о создании новой стратегии, новых точек роста и новых временах, которые «должны вдохнуть в наши отношения новую жизнь».

До этого отношения Украины и КНР на словах неизменно оставались «стратегическими». Но практически все крупные инфраструктурные возможности, анонсированные Китаю экс-президентом Виктором Януковичем в 2010-2013 гг., не были пролонгированы следующим главой государства. А сейчас о них уже и не вспоминают.

В период президентства Петра Порошенко межгосударственные контакты с КНР были низведены до уровня вице-премьер-министра Степана Кубива. И это очень бросалось в глаза. Ведь на Востоке знают толк в субординации.

Тогда же была предпринята попытка поставить на паузу развитие военно-технического сотрудничества, безоблачно эволюционировавшего с начала 90-х гг. и приносившего пользу обеим странам.

В конце 90-х в Поднебесной по достоинству оценили продажу Украиной недостроенного авианесущего крейсера «Варяг», стоявшего на приколе в Николаеве. Корабль продавался под организацию плавучего казино. Но затем стал пионером китайского авианесущего флота.

Несмотря на протесты РФ, во времена президента Виктора Ющенко Украина поставила Китаю 2 малых десантных корабля на воздушной подушке типа «Зубр» вместе с технологиями их сборки. Киев обязался снабдить собранные в КНР ДКВП двигательными турбинными установками.    

Госпредприятие «Антонов» систематически оказывало Пекину поддержку в проектировании тяжелых транспортных самолетов, которые могут использоваться в том числе для перевозки вооружения.

Еще более заметны успехи на мировой арене китайской ракетно-космической отрасли, причем руку к ним приложили украинские конструкторы. Достаточно сказать, что программа сотрудничества Украины и Китая в космической сфере на 2016-2020 гг. включает более сотни совместных проектов. А за каждым из них скрывается разработка изделий или материалов нового поколения.

Кто кого ударил в спину?

Однако попытка Китая приобрести в Украине реальные производственные активы, имеющие стратегическое для Поднебесной значение, наткнулась на жесткое противодействие США.

Примечательно, но первым, кто анонсировал покупку китайской Skyrizon крупнейшего на постсоветском пространстве производителя авиационных и вертолетных двигателей — ПАО «Мотор Сич» — был вице-премьер Степан Кубив. В мае 2017 г., находясь с официальным визитом в Пекине, он заявил о планах «Мотор Сич» — построить в Китае завод для производства авиадвигателей. Сообщил чиновник и о готовности китайских инвесторов инвестировать $250 млн в развитие «материнской» компании в Запорожье. 

Однако уже скоро американские СМИ назвали этот проект «ударом в спину Вашингтону», поскольку, по мнению заокеанских экспертов, контроль над «Мотор-Сич» сделал бы НОАК одной из сильнейших в воздухе. После этого акции предприятия, приобретенные китайцами, были арестованы по требованию СБУ, а сделка до сих пор блокируется украинскими госорганами. В сентябре 2020 года Skyrizon направила правительству Украины письмо о намерении начать международный арбитраж. Свои убытки китайская сторона оценивает в $3,5 млрд.

А ведь всего 10 лет назад Украина готова была отдать китайской CNTIC (China National Technical Import & Export Corporation) на выбор три участка в Крыму под строительство глубоководного порта для перевалки китайских товаров. Строительство первой очереди такого порта на месте бывшей военно-морской гавани в Донузлаве под Евпаторией оценивалось в $3 млрд, а ежегодный доход от деятельности порта — в $1,5 млрд.

Еще $3 млрд министерство аграрной политики тех лет планировало получить под реанимацию систем ирригации в Херсонской и Николаевской областях на площадях около 800 тыс. га. При этом украинская сторона говорила о кредите под госгарантии, а китайские партнеры рассчитывали взять землю в аренду на 50 лет.

После свержения Виктора Януковича эти и некоторые другие проекты — в том числе перевод морально устаревших ТЭЦ на производство синтетического газа из угля — остались на бумаге.

Единственным из реализованных можно считать системные поставки кукурузы Государственной продовольственно-зерновой компанией Украины (ГПЗКУ) в адрес Китайской национальной корпорации машинной промышленности и генеральных подрядов (ССЕС). Для этого ГПЗКУ взяла кредит на $1,5 млрд, обязавшись поставлять ежегодно до 5 млн тонн зерна, и уже отгрузила его на $2,7 млрд.

Но есть мнение, что масштабное присутствие китайского капитала и специалистов на юге Украины и на Донбассе в свое время могло стать сдерживающим фактором для вмешательства России в постмайданные события. Хотя и без этого Китай на протяжении последних лет является крупнейшим торговым партнером Украины. В прошлом году товарооборот между государствами вырос более чем на 40% и достиг $13,2 млрд.

Украина в торговле с Поднебесной имеет отрицательный внешнеторговый баланс в $5,6 млрд на фоне сырьевой ориентации экспорта. Более 80% из $4 млрд, вырученных Киевом от поставок продукции в КНР, приходится на железную руду, зерновые и подсолнечное масло.

Китайский импорт в Украину гораздо более диверсифицирован и наполовину состоит из продукции машиностроения. Одним из давних партнеров украинских телекоммуникационных компаний остается Huawei, а его оборудование в значительной мере обеспечило покрытие территории страны мобильной связью и интернетом.

Однако в последнее время китайские компании все чаще стремятся зайти в ниши, где традиционно доминируют украинские машиностроители. Это вызывает все большее сопротивление отечественных компаний, требующих от правительства закрытия рынков для иностранцев.  

Зеленский 去 北京 吗*?

Проблемные вопросы требуют разрешения, и новые договоренности будут отражены в готовящемся плане совместных действий «Один пояс — один путь». Как заявил недавно посол Украины в КНР Сергей Камышев, его подписание запланировано на апрель 2021 года в Пекине, во время проведения одноименного форума, который, вероятно, посетит Владимир Зеленский.

Переход от патетики к конкретике и Китаю и Украине действительно не помешает. Украина более явно осознает свое положение и место в мире.  В Китае перестают воспринимать ее частью обезличенного российским доминированием постсоветского пространства.

При этом злоключения Skyrizon с приобретением акций «Мотор Сичи» свидетельствуют, что глубина проникновения китайского капитала в Украину в значительной мере подвержена влиянию не только российско-китайского, но в большей степени китайско-американского диалога. 

* — едет в Пекин (кит.)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.