Одним из направлений поддержки национальных экономик во многих странах (кроме тех, где центробанки обнулили или максимально приблизили ставки к нулю) было финансирование бизнеса по субсидированным ставкам. 

В Казахстане большая часть бюджетного импульса представляла собой восполнение выпавших расходов из местного и республиканского бюджетов. Новых мер поддержки с применением такого инструмента, как субсидирование ставки, правительство долго не применяло. Только когда ближе к осени стало понятно, что провал в доходах будет меньше, чем предполагалось весной, президент Касым-Жомарт Токаев распорядился субсидировать ставку предприятиям в пострадавших секторах. 

Главной причиной такого «запаздывания» было то, что на момент кризиса уже работало несколько программ поддержки с субсидированием ставки. 

Три к одному

В декабре 2019 казахстанское правительство утвердило программу «Дорожная карта бизнеса – 2025» (ДКБ-2025). Этим решением продлевалась одноименная программа, запущенная после кризиса 2008–2009 и завершившая действие в 2019 году. Эта программа — некогда антикризисная — стала одним из основных инструментов поддержки казахстанского бизнеса и в периоды относительно стабильного роста. 

Основным инструментом ДКБ было и осталось субсидирование ставки по кредитам для предприятий (в основном субъектов малого и среднего бизнеса) в приоритетных отраслях. Всего за 5 лет (2020–2024 гг.) на эти цели планировалось пустить 421 млрд тенге ($1,1 млрд по курсу на декабрь 2019), а на 2020 были заложены расходы в размере 58 млрд. Как и в случае с ДКБ-2025, в программе до 2025 года оператором выступил государственный фонд развития предпринимательства «Даму». Он субсидировал ставку по удовлетворяющим условиям программы займам банков второго уровня. 

Механизм субсидирования ставки применяется в отношении двух направлений ДКБ-2025. Первое ориентировано на малое (в том числе микро-) предпринимательство: потолок по сумме займа 20 млн тенге ($48 000 по курсу на январь 2021 г.) на инвестиционные цели и 5 млн на пополнение оборотных средств; льготные условия действуют 3 года. Ставка БВУ не должна превышать значение базовой ставки Нацбанка +8,5 п. п., из которых предприниматель оплачивает 6%.

По второму направлению предельная сумма выше — 7 млрд тенге ($16 млн), но только для предпринимателей в приоритетных отраслях; льготные условия действуют 5 лет. Ставка БВУ должна быть не выше значения базовой ставки Нацбанка +5,0 п. п., заемщик платит 6%. 

Вдобавок к льготным кредитам «Даму» предоставляет гарантию до 85% суммы (но не более 1 млрд тенге) по оставшейся части кредита для заемщиков со слабыми залогами. 

Субсидируется ставка и по другой программе поддержки предпринимательства — «Еңбек» (каз. «Труд»), ориентированной на начинающих бизнесменов, прошедших обучение. Ставка по этой программе также не может быть выше 6%. 

В сентябре 2020 президент Токаев поручил субсидировать ставку по кредитам на инвестиции, оборотку и рефинансирование для предприятий из 29 наиболее пострадавших секторов экономики, куда вошли торговля, общепит, кинотеатры, фитнес-клубы, парикмахерские и аэропорты. Конечная ставка — 6%, ограничений по сумме и изначальной ставке нет (кроме тех, кто привлек заем после 15.08.2020 — там потолок 18%), но за пределами этой программы остались займы на срок более 12 месяцев. Деньги также проходят через «Даму». 

Поскольку поддержка субсидированием касалась МСБ, ее эффект должен был отразиться на портфеле этой группы заемщиков. По итогам ноября 2020 он составил 2,3 трлн тенге и вырос на 11% в годовом выражении, а к марту (последний докризисный месяц) — на 8%. Фиксируется заметный рост краткосрочных займов — на 134% в годовом выражении и на 126% к марту. 

По данным «Даму», в 2020 портфель кредитов, субсидированных фондом, составил 1,6 трлн тенге, увеличившись за год в 2,6 раза. 

Выводим из кризиса или растим зомби?

Объемы поддержки бизнеса через субсидирование ставки в ходе нынешнего кризиса увеличились. Но как это влияет на состояние самого бизнеса и его роль в экономике? 

Данных о выпуске МСБ по итогам 2020 пока нет, однако есть косвенные сведения, свидетельствующие о состояния компаний. Первый показатель — уровень их активности: по итогам 2020 (на 01.01.2021) доля действующих малых предприятий в форме юрлиц выросла с 67,4 до 70,3%, а индивидуальных предприятий — с 85,9 до 87,2%. По темпам инвестиций в основной капитал малый бизнес обошел средний и крупный: если инвестиции крупных компаний упали за год на 24,9%, то средних — увеличились на 36,5%, а малые инвестировали на 21,2% больше, чем годом ранее. 

Сами предприниматели в середине этого года, делясь своими замечаниями с экспертами KPMG, оценивали качество мер господдержки в целом «ниже среднего», или на 4,7 балла из 10. Относительно программ субсидирования предпринимателей беспокоили такие вопросы, как длительные сроки рассмотрения их заявлений, дефицит средств для получения льготных кредитов. Новому заемщику добиться дешевого финансирования сложнее — банки стремятся посадить на этот канал соответствующих требованиям действующих заемщиков. 

Болезненным оказалось для получателей господдержки и увеличение базовой ставки в марте-апреле, ведь именно к ней привязана стоимость их финансирования: в одночасье кредиты подорожали, однако к лету ставка была возвращена к докризисным значениям. 

Масштаб влияния госпрограмм расширился еще до кризиса: по данным KPMG на июль 2020, около 40% ссудного портфеля в РК (если включать кредиты Банка развития Казахстана и НУХ «КазАгро», выданные напрямую, а не через коммерческие банки) — это кредиты по льготным ставкам. 

Такая ситуация создает искажения, фактически деля всех предпринимателей на две группы — получателей господдержки, для которых деньги стоят ниже безрисковой ставки, и остальной бизнес, кредитующийся под 14% и выше. 

Вопросы к прозрачности принимаемых решений относительно льготного кредитования банками сохраняются, денег на всех попадающих под условия госпрограмм, длящихся десятилетиями, не всегда хватает. Поэтому на выходе из этого кризиса Казахстан может столкнуться с появлением сотен зомби-компаний, которые будут неэффективны при рыночных ставках и без преференциальных условий по госзаказу — еще одного механизма поддержки национального бизнеса в период коронакризиса. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.