Без масштабных потрясений: валютно-инфляционные итоги-2020 для Таджикистана

Без масштабных потрясений: валютно-инфляционные итоги-2020 для Таджикистана

22.01.2021

Время прочтения - 5 мин.

2020 год для финансовой отрасли Таджикистана складывался сложно, но катастрофических потрясений не принес. Ни один банк не обанкротился, напротив, они почти на 12% нарастили объем финансирования различных секторов национальной экономики по сравнению с аналогичными показателями прошлого года. Разорились лишь несколько мелких микрофинансовых организаций.

Без помощи было бы сложнее

Стране пришлось бы намного труднее, если бы не помощь международных финансовых институтов в размере около $400 млн, оказанная республике для поддержания ряда секторов национальной экономики (в том числе и финансового сектора).

Глобальная пандемия, связанная с коронавирусом, отрицательно повлияла на таджикскую экономику и качество жизни граждан республики. Финансовые учреждения, импортеры товаров первой необходимости и оборудования ощущают нехватку иностранной валюты для развития бизнеса, а у граждан сократился доход на фоне снижения курса национальной валюты и роста инфляции.

Сомони встретил юбилей падением

Курс сомони к американскому доллару снизился — с 9,69 сомони за $1 в начале года до 11,30 сомони по состоянию на декабрь. Иными словами, в банках за $100 дают 1 130 сомони вместо прежних 969. Хотя такие показатели власти ожидали к концу 2022 года: во всяком случае, об этом идет речь в прогнозе макроэкономических показателей республики на 2021–2023 гг. 

Национальной валюте Таджикистана — сомони — в ушедшем году исполнилось 20 лет. Национальную денежную единицу ввели в обращение в конце октября 2000 года. За этот период таджикский сомони только по отношению к американскому доллару обесценился в 5,1 раза. В январе 2001 года курс составлял $1 — 2,20 сомони. 

Трудовые мигранты сработали лучше банков

Существенное снижение курса национальной валюты Нацбанк страны мотивировал влиянием внешних факторов, сокращением объемов денежных переводов (в том числе от трудовых мигрантов), а также отрицательным сальдо внешнеторгового оборота.

По данным министерства экономического развития и торговли страны, за одиннадцать месяцев 2020 года торговый баланс сложился отрицательный, а импорт товаров более чем в 2,1 раза превысил показатели экспорта.  

Экспорт продукции в январе-ноябре 2020 года составил $1 млрд 322,5 млн, а импортировано товаров в страну за тот же период на сумму $2 млрд 806,9 млн. Соответственно, безвозвратный отток валюты из республики превысил $1,4 млрд. 

Экономика страны чересчур зависима от денежных переводов таджикских трудовых мигрантов. Сокращение объемов этих денежных поступлений на 15% в первом полугодии 2020 года стало серьезным ударом по национальной экономике и финансовому сектору республики, сильно зависимым от этих денег. 

За первое полугодие таджикские работники перевели на родину больше средств, чем банки влили в основные сектора национальной экономики за девять месяцев. В январе-июне объем этих переводов достиг $999 млн. Это на $174 млн меньше, чем за первое полугодие 2019 года. При этом общая сумма кредитных «инъекций» банковской системы и микрофинансовых организаций в ведущие сектора экономики Таджикистана (в национальной и в иностранной валюте) на начало октября 2020 года составила лишь $920,3 млн.

Когда бессилен даже всесильный Нацбанк

Дефицит иностранной валюты, особенно американского доллара, усложнял деятельность предпринимателей, занимающихся завозом товаров из-за рубежа. По данным Нацбанка страны, ежесуточная потребность компаний, обеспечивающих импорт продукции первой необходимости, превышает $20 млн. Обеспечение этой суммы таджикским кредитным организациям оказалось не по плечу. 

Даже вмешательство (в исключительных случаях) Нацбанка путем долларовых интервенций не обеспечивало стабилизации ситуации на валютном рынке страны. Чтобы не допустить резкого изменения курса национальной валюты, регулятор путем интервенций частично обеспечивает банки инвалютой. Только в январе-сентябре 2020 года Национальный банк за счет золотовалютного резерва осуществил интервенций примерно на $105 млн. 

С проблемой приобретения американского доллара сталкиваются и обычные граждане, чьи дети учатся за рубежом. Иногда таджики обходят офисы десятка банков, чтобы купить и отправить студентам (своим детям) хотя бы по $300. В финансово-кредитных учреждениях республики по-прежнему наблюдается дефицит доллара для покупки. На руки выдают не более $200. И это если повезет. 

Инфляция прогнозам неподвластна

Рост инфляции в Таджикистане за одиннадцать месяцев ушедшего года превысил прогнозный показатель на 12 месяцев. В начале года итоговая инфляция в стране прогнозировалась на уровне 7%, однако упомянутую отметку данный показатель преодолел уже в ноябре.

По данным Агентства по статистике при президенте страны, только в ноябре инфляция достигла 1,8%, а по итогам одиннадцати месяцев 2020 года в потребительском секторе Таджикистана выросла до 8,8%.

С начала минувшего года дорожали продовольственные и непродовольственные товары, а также платные услуги населению. Значительный рост цен на продукты — как импортного, так и отечественного производства — в стране наблюдается начиная с сентября. Импортеры продовольствия объясняют скачок цен на импорт обесцениванием национальной валюты по отношению к доллару. А отечественные производители списывают рост цен на свою продукцию курсовой разницей. 

Сверхсекретное золото

Министерство промышленности и новых технологий РТ ежегодно рапортует о росте добычи золота в стране в процентах, однако не раскрывает данные по объемам реального производства этого драгметалла. Право на скупку добываемого в стране золота имеют только министерство финансов и Национальный банк республики. 

Несколько лет назад информация о добыче золота в стране получила… гриф секретности. Лишь Нацбанк два раза в год оглашает информацию по объему золотовалютных резервов.  

По данным регулятора, по итогам шести месяцев (январь-июнь) 2020 года объем золотовалютного резерва эквивалентен 5,3 месяцам объема импортных поставок в первом полугодии ушедшего года. При этом Национальный банк денежную совокупную стоимость национального золотовалютного запаса не обнародует.

Судя по статистическим данным, суммарный импорт товаров в январе-июне 2020 года составил $1 млрд 504,3 млн, а объем месячного импорта достиг $250,7 млн. Умножив эту цифру на 5,3, можно высчитать и стоимость ЗВР Таджикистана — конечно же, только гипотетически. Речь идет примерно о $1,328 млрд, но это секрет!

Подпишись на наш телеграм канал

только самое важное и интересное

Подписаться
Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читать также

Экономический паспорт украинца: на кого будут работать недра страны?

Экономический паспорт украинца: на кого будут работать недра страны?

Президент Зеленский внес в Верховную Раду законопроект об «экономическом паспорте» украинца. Насколько реальна эта идея? Можно ли реализовать в Украине модель, при которой молодые люди в 18 лет будут получать от государства достойную финансовую помощь, позволяющую им успешно войти во взрослую жизнь?

19 января 2022 г.

Центральные банки ставят диагноз и ищут лекарство от инфляции

Центральные банки ставят диагноз и ищут лекарство от инфляции

Методы сдерживания инфляции в разных странах сильно разнятся — от агрессивного повышения процентных ставок как классического метода сдерживания роста цен до диаметрально противоположного подхода — их понижения. Как оценивают аналитики действия регуляторов, традиционно находящихся в фокусе внимания: Банка Англии, ЕЦБ и Центрального резервного банка Турции?

14 января 2022 г.

Казахстан и «майдан»

Казахстан и «майдан»

Еще 31 декабря прошлого года в Казахстане было все спокойно, а уже 2 января он буквально взорвался протестами. Кому это было выгодно? Кто получит контроль над главной экономикой Центральной Азии? Чем обернется новый «майдан» на постсоветском пространстве?

11 января 2022 г.

{"type":"article","id":994,"isAuthenticated":false,"user":null}