Казахстан и «майдан»

Казахстан и «майдан»

11.01.2022

Время прочтения - 6 мин.

Новый, 2022 год выдался для республики неожиданно бурным. Вместо того, чтобы спокойно допивать кумыс и доедать бешбармак, тысячи казахов приняли участие совсем не в новогодних гуляньях. Их итог — десятки убитых и сотни раненых, сожженные здания, разграбленные магазины и внезапно крутые перемены.

Как такое стало возможным? Почему мирный протест в Казахстане вылился в массовые беспорядки и привел к большим изменениям на вершинах власти?

Хронология протеста

Как это уже хорошо известно по опыту «Арабской весны» начала 2010-х гг., оснований для недовольства многолетней властью у людей может быть великое множество, но повод для крупной вспышки социального гнева обычно оказывается не самым значительным. Что-то типа несправедливого увольнения, неправильного штрафа или несвоевременного повышения цен.

В Казахстане с 1 января — и это было давно запланировано — выросла вдвое стоимость сжиженного газа. Он здесь в основном используется как топливо для автомобилей. При этом цены все равно остались в 2–3 раза ниже, чем в соседних центральноазиатских республиках и даже в России. Из суперльготных они стали просто льготными.

Но это не устроило владельцев автомобилей на западе Казахстана — в Прикаспии, где сосредоточена примерно треть нефтегазовых ресурсов страны. И 2 января 150–200 наиболее инициативных собрались в Жанаозене (Мангистауская обл.), чтобы записать видеообращение к властям республики. Их неформальный митинг никто не разгонял, но именно он стал триггером для начала массовых протестов.

Поначалу требования недовольных были чисто экономическими. Но уже через день, 4 января, несмотря на все разъяснения и обещания властей, вступивших в диалог с протестующими, появились политические лозунги — отставка правительства, уход первого президента Нурсултана Назарбаева из политики, возврат к парламентско-президентской форме правления, демократизация и либеральные реформы.

А 5 января протест принял агрессивные формы и быстро распространился на всю страну. Начались штурмы правительственных зданий, столкновения с силовиками на улицах Алматы и ряда других крупных городов, не обошлось и без мародерства. На этом фоне президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев отправил в отставку правительство, сместил Нурсултана Назарбаева с поста председателя Совбеза, который тот занимал с 2019 года, и — по крайней мере, номинально — сосредоточил всю полноту власти в своих руках.

Тем не менее столкновения разной интенсивности продолжались 6–7 января. И лишь ввод в страну — по просьбе ее главы — миротворческого контингента ОДКБ, в основном состоявшего из российских десантников, разрядил обстановку. К вечеру 9 января ситуация в основном успокоилась.

По предварительным данным, погибли более 160 человек, в том числе 16 военных и полицейских, свыше 2 000 получили ранения разной степени тяжести. Только прямой ущерб казахстанскому бизнесу превышает 90 млрд тенге ($212 млн).

Экономика протеста

На первый взгляд, серьезных оснований для крупных протестов и тем более для перерастания их в массовые беспорядки не было. Казахстан — одна из наиболее успешных стран Центральной Азии, которая по душевому ВВП по ППС уже вполне сопоставима с Россией: $25 400 и $26 500 соответственно.

По оценкам Всемирного банка, республика занимает десятое место в мире по доле полезных ископаемых в совокупном национальном богатстве (около 27%). В 2020 году половина ее товарного экспорта пришлась на сырую нефть ­­— $23,7 млрд из $47 млрд.

Помимо этого, Казахстан ­— крупный поставщик меди, железа и стали, а также урана, по экспорту которого он занимает первое место в мире. В последнее десятилетие республика активно развивает транзитный потенциал, выступая важной частью китайского проекта «Олин пояс — один путь». Не менее важна ее роль в главном постсоветском интеграционном проекте — ЕАЭС.

 

Ключевые макроэкономические показатели государств Центральной Азии. Источник — Всемирный банк

 

Вместе с тем Казахстан в конце 2010-х гг. — как и чуть раньше Россия — попал в «ловушку среднего дохода»: динамика его душевого ВВП обнаруживает признаки «застоя». Кроме того, из-за ковидного кризиса стали сокращаться доходы среднего класса в городах, а региональное неравенство углубилось. Например, душевой ВРП в самом богатом казахстанском регионе на порядок превосходит аналогичный показатель в самом бедном. По данным ОЭСР, межрегиональные различия в уровне жизни в Казахстане в 2–3 раза выше, чем в крупных странах со столь же невысокой плотностью населения, таких как Канада или Австралия.

Но хуже всего для социального самочувствия — отсутствие внятных перспектив на средний и дальний срок. Если в 2019 году на фоне транзита власти от Нурсултана Назарбаева выбранному им преемнику у людей были надежды на перемены к лучшему, то прошедшие три года развеяли многие иллюзии.

Декларированные реформы так и остались в основном на словах, правящая верхушка сохранила в целом свои активы и власть, коррупционная составляющая ничуть не уменьшилась. Если к этому добавить усталость от ковидных ограничений, накопление проблем в малом бизнесе и сохранение прежних блоков в социальных лифтах, то становится понятным: очередная вспышка протестов была лишь вопросом времени.

Последствия протеста

Сейчас многие пытаются утверждать, что казахстанские беспорядки были кем-то инспирированы. Одни говорят, что за этим скрывается желание действующего президента страны стать полновластным главой государства, пододвинув старшего в дуумвирате. Другие считают инициаторами младшую ветвь назарбаевской Семьи — племянников, ­­­ которые вдруг озаботились своим будущим на случай ухода Елбасы. Третьи видят руку внешних сил: США, Великобритании, Китая и даже России, которая оперативно направила в Астану свои войска под эгидой сил ОДКБ.

Но это лишь конспирология. Если сравнивать казахстанский бунт с украинским майданом, бросается в глаза слабый уровень его организации в первые дни и высокий разгул криминала в последующие. Плюс отсутствие внятных лидеров и групп поддержки хоть внутри страны, хоть за рубежом: PR-потуги беглого банкира Мухтара Аблязова, объявившего себя организатором протестов, могут вызвать у понимающих людей лишь усмешку. Другое дело, что стихийное возмущение народных масс использовали многие игроки, как внутренние, так и внешние.

Касым-Жомарт Токаев, похоже, действительно попытался отстранить Нурсултана Назарбаева от реальных рычагов управления страной, используя «гнев народа». Но клановые связи внутри управленческого аппарата пока оказались сильнее, и даже сообщения об отставках ряда близких родственников первого президента в итоге пришлось дезавуировать.

С другой стороны, и та самая «родня» не сумела задвинуть официального главу государства, даже если и имела такой план. И, наконец, российские десантники, действующие под флагом ОДКБ, выполняют лишь вспомогательные функции, а мандат на их пребывание в стране может быть отозван уже в ближайшее время. То есть и этот рычаг влияния — слабоват.

Вместе с тем сказанное не исключает продолжения борьбы за контроль над Казахстаном, оказавшимся в перекрестье геополитических интересов Москвы, Пекина, Вашингтона, Лондона и Брюсселя. Но эта «Большая игра» идет уже не первый год. И нынешний казахстанский «майдан», бессмысленный и безнадежный, похоже, станет в ней всего лишь эпизодом, пусть и весьма драматичным, а не финальной сценой.

Подпишись на наш телеграм канал

только самое важное и интересное

Подписаться
Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читать также

Китай запретил песок и фрукты с Тайваня

Китай запретил песок и фрукты с Тайваня

Китай приостановил торговлю с Тайванем в ответ на громкий визит спикера Палаты представителей США Нэнси Пелоси на остров. Об этом сообщает Bloomberg. КНР запретила импорт продуктов питания более чем от 100 поставщиков острова. Так, ввоз ряда видов рыбы и фруктов был приостановлен из-за чрезмерного количества пестицидов, обнаруженных в продуктах. Кроме того, был запрещен экспорт природного песка. Аналитики, опрошенные Bloomberg, отмечают, что эта мера перекрывает основной источник строительных...

3 августа 2022 г.

Обзор сырьевого рынка: нефть, газ, золото и пшеница

Обзор сырьевого рынка: нефть, газ, золото и пшеница

Что произошло с сырьевым рынком за прошедшую неделю? Читайте в нашем обзоре.  Нефть/газ В конце прошлой недели, в пятницу, нефть марок Brent и WTI перешла к росту после активного снижения в предыдущие два дня. В понедельник нефть вновь начала падать на опасениях трейдеров в отношении перспектив экономического роста и спроса на энергоресурсы. Во вторник цены стали подниматься, хотя в среду утром опять перешли к снижению после выхода данных Американского института нефти (API). Они показали резк...

29 июля 2022 г.

«Оккупированные» депозиты и «освобожденные» кредиты: что дальше?

«Оккупированные» депозиты и «освобожденные» кредиты: что дальше?

Что будет с «временно оккупированными» сбережениями украинцев? Насколько реален сценарий «крымского варианта» в сложившихся условиях? И почему не все так плохо, как в этом нас уверяют многие сторонние наблюдатели?

28 июля 2022 г.

Южная Европа отказывается сокращать потребление газа

Южная Европа отказывается сокращать потребление газа

Во время финансового кризиса Германия заставила южных соседей жить по законам финансовой экономии. Теперь Испания и другие страны призывают Германию к экономии энергетической энергии.

26 июля 2022 г.

{"type":"article","id":2463,"isAuthenticated":false,"user":null}