Офшор военного времени: что изменилось в налоговой системе Украины

Офшор военного времени: что изменилось в налоговой системе Украины

18.05.2022

Время прочтения - 9 мин.

Для экономики любая война — трагедия. Победу кует не только сильная, хорошо мотивированная и оснащенная по последнему слову армия, но и мощный надежный тыл.

Сказать легко, но добиться этого невероятно сложно. Насколько успешно Киев реализует непростую задачу перевода национальной экономики на военные рельсы? Какие изменения внесены в налоговую систему с тем, чтобы не просто выстоять, но и максимально сохранить экономический потенциал страны? Удалось ли правительству избежать худшего сценария?

Государственный социализм уже не в тренде

Создать некую идеальную модель, позволяющую успешно пережить войну, пока не удавалось никому. Существуют разные концепции, у каждой есть плюсы и минусы. Так, государство нередко берет под полный контроль всю экономику, и тогда она функционирует под неусыпным надзором правительства, работая главным образом только на армию. Параллельно формируется надежный тыл ради финансирования вооруженных сил и населения.

В рамках патерналистской модели неизбежно возникают серьезные сложности. Удерживая экономику под тотальным контролем, государство автоматически обязано обеспечивать не только боеготовность армии, но и функциональность тыла. Фактически правительство содержит не только армию, но и граждан, а также все сохранившиеся бизнес-структуры.

В этих условиях бюрократический аппарат непредумышленно создает перегрузки для экономики — порой непосильные, а иногда запредельные. При достаточно ограниченной ресурсной базе подобный подход приводит к внедрению карточной системы распределения и бесплатной трудовой повинности. Такая модель пользовалась популярностью. Многие ее черты прослеживаются в экономиках Великобритании и Германии времен второй мировой войны.

Киев выбрал принципиально иной путь, четко осознавая, что в Украине — стране с рыночной моделью экономики — ломать и переделывать все под формат государственного социализма нереально и немыслимо сложно, тем более в условиях непрекращающихся боевых действий.

Ставка на дефискализацию

Правительство Владимира Зеленского отдало предпочтение методу, ранее апробированному другими странами в периоды войн, например, Южной Кореей. В рамках этой экономической модели руководство страны существенно ослабляет фискальное давление на бизнес, фактически легализуя теневую экономику. Но при этом государство полностью финансирует армию и бюджетные структуры, а также содержит пенсионеров.

В такой ситуации бизнес и основная масса занятых в частном секторе граждан самостоятельно решают свои финансовые и имущественные проблемы, не ожидая от государства значимой денежной помощи. Исключением можно считать лишь украинцев, в результате боевых действий вынужденно получивших статус внутренних беженцев: они могут рассчитывать на пособия из госбюджета.

Всем остальным — тем, кто не относится к госслужащим, пенсионерам, военнослужащим и вынужденно перемещенным лицам — необходимо самостоятельно позаботиться о доходах. Это жесткая, но рыночная модель. Безусловно, в ней есть не только очевидные плюсы, но и явные минусы.

2% от оборота, или офшор военного времени

С 1 апреля 2022 года — благодаря принятию парламентом ряда законов — украинские предприниматели получили невиданное ранее снижение фискальной нагрузки. В стране де-факто действует модель офшора.

Отныне любой вправе перейти на третью группу упрощенной системы налогообложения. На первом этапе льготу предложили предприятиям с оборотом до ₴10 млрд в год, а затем государство открыло этот путь для всех. Работая на третьей группе «упрощенки», бизнес платит всего 2% от оборота, освобождается от налога на прибыль и обязательств по уплате НДС — в том числе на импортные товары.

Решение правительства многим пришлось по душе. На третью группу с двухпроцентным налогом перешло более 120 000 украинских компаний. Среди них и гиганты уровня «Эпицентра». Особо выгодной предложенная Киевом модель оказалась для торговли. И это важно, ведь радикально сниженная фискальная нагрузка стимулирует готовность не заколачивать двери магазинов, а продолжать работать — даже в условиях войны.

Семь новаций для украинского бизнеса

Впрочем, наиболее весомые налоговые льготы получили упрощенцы 1 и 2 групп.

Во-первых, они вправе добровольно платить налоги — самостоятельно оценив свое финансовое состояние. Во-вторых, отменено требование об обязательной установке кассовых аппаратов. О таких льготах невозможно было даже мечтать. Теперь предприниматели могут заниматься своим делом и не платить налоги, причем за это их нельзя будет наказать — ни сейчас, ни в будущем.

В-третьих, отменены акцизы на топливо и снижена ставка НДС на ГСМ до 7%. В-четвертых, теперь нет необходимости платить ЕСВ за работников, добровольно ушедших на службу в вооруженные силы или призванных в рамках мобилизации. В-пятых, упразднен экологический налог. В-шестых, отменено большинство штрафов (и пеня) за нарушения законодательства. При этом фискалам оставили право проверять бизнес.

Пока еще не принят (но все к тому идет) законопроект 7174, позволяющий розничным торговым предприятиям, занимающим небольшие площади (до 60 кв. м) временно не платить налог на недвижимость.

Адаптация к жестким реалиям

Судя по макроэкономическому обзору НБУ за май 2022 года, по состоянию на 22 апреля полностью остановили работу 17% украинских компаний. Много? Но давайте вспомним, что в марте таких предприятий было 32%. Теперь же бизнесмены, перешедшие на третью группу налогообложения под 2%, вновь запустили свои компании.

Естественно, в нынешней сложнейшей ситуации загрузка 60% предприятий ниже, чем была до войны. Сохранить занятость на довоенном уровне удалось только 20% компаний. Все логично, ведь невероятно трудно работать под непрерывными ударами по производственной инфраструктуре и логистике.

Любопытны результаты опроса ЕБА (Европейской бизнес-ассоциации): в Украине в апреле 26% компаний малого и среднего бизнеса (МСБ) остановили работу, но в том же месяце в стране зарегистрировано 14 000 новых частных предпринимателей. При этом следует понимать, что часть фирм закрылась только потому, что их услуги во время войны оказались невостребованными (например, туризм).

По данным ЕБА, 51% компаний МСБ радикально пересмотрели бизнес-модели. Война внесла коррективы и предприятиям пришлось максимально оперативно адаптироваться к новым условиям. Появилось множество принципиально новых направлений — например, расселение и обслуживание беженцев, строительство временных мест проживания, перевозка гуманитарных грузов. Малый и средний бизнес традиционно отличается повышенной гибкостью, а отмена фискального контроля ускоряет темпы адаптации.

Было гладко на бумаге…

Естественно, не обошлось без нарушений и злоупотреблений. Например, правительство позволило завозить транспортные средства для армии без пошлин и налогов, но некоторые отечественные дельцы под видом авто для нужд ВСУ тут же начали проталкивать в Украину в безналоговом режиме автомобили лакшери сегмента — Bentley Maserati и т. п. — в товарном количестве для последующей перепродажи.

Есть серьезные перегибы и на рынке нефтепродуктов. Несмотря на щедрые налоговые льготы и иные послабления, трейдеры спровоцировали в стране дефицит топлива и начали перепродавать его через «левые» АЗС по ценам, в 2–3 раза превышающим ценники на оптовом рынке. А так как фискалы не могут пресечь картельный сговор, дефицит ГСМ на фоне взлета цен бьет рекорд за рекордом. Увы, далеко не все решается исключительно рыночными методами и налоговыми льготами — даже во время войны.

Сдержанный позитив на рынке труда

Вопросы адекватности зарплат и наличия вакансий не теряют актуальности и в военное время. По данным макроэкономического обзора НБУ, по состоянию на конец апреля 54% компаний вынужденно сократили численность персонала. Много? Но 38% предприятий не уволили ни одного работника и сохранили заработные платы на прежнем уровне.

По итогам апреля 15% компаний пришлось отправить сотрудников в отпуск без сохранения зарплат. Много? Но в марте таких предприятий было больше — 20%.

Приведенные выше цифры свидетельствуют о формировании позитивной тенденции на рынке труда, но говорить о росте спроса на рабочие руки пока не приходится. В Украине традиционно сложно адекватно подсчитать количество безработных. Судя по официальным отчетам, неработающих граждан стало больше на 4 млн человек — в сравнении с довоенным периодом.

Насколько точна эта цифра? Сегодня фискалы не могут штрафовать или карать бизнесменов за нарушение трудового законодательства. Этим пользуются некоторые компании, официально не оформляя работников: люди трудятся, хотя официально числятся уволенными. Есть и предприятия, заявляющие о приостановке деятельности, но фактически продолжающие активно работать. Многие эксперты признают, что теневая экономика Украины получила уникальный шанс — можно нарушать законы и не платить налоги, не опасаясь наказания или преследования.

Избежать худшего сценария

Тем не менее благодаря оперативно проведенным реформам экономика в целом перестроилась в соответствии с требованиями военного времени. Несмотря на множество проблем, население и бизнес уже научились выживать и работать в условиях боевых действий. Людей не пугают даже апокалиптические прогнозы политиков, сулящих многие годы войны.

Естественно, заработки упали — и бизнеса, и граждан. По данным опроса ЕБА, только 3% руководителей МСБ фиксируют рост доходов, а большинство говорит о падении.

Однако предоставив бизнесу льготную налоговую систему, Киев сумел достичь главной цели. У граждан есть работа, у предпринимателей — условия для сохранения своего дела, а в стране нет голода и необходимости распределять продовольствие по карточкам.

От эмиссии к инфляции…

Щедрые налоговые льготы спровоцировали беспрецедентный провал по доходной части бюджета страны. На этом фоне расходы — прежде всего на вооруженные силы — стремительно взлетели. 

По данным Минфина за январь – апрель 2022 года, дефицит сводного государственного бюджета составил около ₴158 млрд. И это лишь начало. Достаточно посмотреть на цифры. Так, в апреле казна получила ₴76 млрд. Много? Нет, это почти в 2 раза меньше, чем в довоенный период.

Источником покрытия дефицита госбюджета служит эмиссия гривны. Используются два варианта.

Первый — размещение и выкуп НБУ военных гособлигаций. По расчетам Минфина, за январь – апрель за этот счет удалось профинансировать дефицит государственного бюджета на ₴146 млрд.

Второй — финансовая помощь из-за рубежа: как правило, в формате кредитов МВФ и других международных организаций. Но это тоже эмиссия, ведь основная часть валюты от зарубежных организаций поступает на счет Минфина, а потом министерство продает ее Национальному банку. Затем НБУ проводит эмиссию и направляет гривневые средства на покрытие бюджетного дефицита.

Не секрет, что такая практика ведет к росту инфляции. За апрель этот показатель достиг 16%. А по прогнозу НБУ, по итогам 2022 года он составит около 20%.

…от инфляции к росту

Возникает любопытное экономическое противоречие. Высокие темпы инфляции даже в условиях снижения ставок налогов дают возможность нарастить объемы поступлений в госбюджет — прежде всего за счет НДС и отчасти — благодаря росту оборотов бизнеса, перешедшего на третью группу.

В то же время высокая инфляция позволит украинскому бизнесу больше заработать и быстрее адаптироваться к новым реалиям. Фактически предприниматели будут получать дополнительный доход в виде инфляционной ренты, смогут нанимать новых работников и даже повышать зарплаты.

К сожалению, рост инфляции будет опережать темпы повышения зарплат. Сами того не осознавая, граждане начнут активнее наполнять бюджет благодаря растущим ценам, обеспечивая правительство возможностью финансировать армию. Другого выхода в сложившейся ситуации нет.

Сейчас только ленивый не критикует власть за падение экономики. Но это закономерное явление. Когда война закончится, можно будет вернуть прежнюю систему налогообложения и даже ввести новые сборы, необходимые для восстановления страны.

А пока Киев предлагает бизнесу офшорную модель работы и невероятно льготные ставки налогов. Теперь ему следует научиться генерировать прибыль в условиях войны и эксплуатировать инфляцию в своих целях. Но при этом следует помнить, что в условиях постоянного роста потребительских цен нельзя урезать или существенно ограничивать зарплаты сотрудников.

Задача архисложная, и украинскому бизнесу придется действовать быстро и не всегда корректно. Но война требует определенных жертв — как от компаний, так и от граждан. А начать быстро, успешно и правильно развиваться можно будет позже — после победы.

Подпишись на наш телеграм канал

только самое важное и интересное

Подписаться
Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читать также

В ЕС хотят направить €500 млрд на восстановление Украины

В ЕС хотят направить €500 млрд на восстановление Украины

В понедельник, 4 июля, Украина представит план того, как она будет восстанавливаться после российского вторжения, которое разрушило города, оставило миллионы людей без крова и привело экономику в упадок. План, который будет продемонстрирован на двухдневной конференции в швейцарском городе Лугано, включает инвестиции в инфраструктуру, климат и цифровые технологии. Об этом сообщает Bloomberg.  Отдельно президент Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен представит платформу для координации пожертвований...

вчера

Искусство торможения экономики по-китайски

Искусство торможения экономики по-китайски

В секторе недвижимости КНР набирает размах практика хеджирования кредитного риска. Однако это не обещает отрасли быстрое восстановление и вряд ли спасет китайских девелоперов от дальнейших дефолтов.

1 июля 2022 г.

Удастся ли США избежать рецессии

Удастся ли США избежать рецессии

Решимость американской Федеральной резервной системы (ФРС) и готовность идти до конца в борьбе с инфляцией вызывает все большую тревогу Уолл-стрит. Но не все так плохо, как это пытаются представить лидеры компаний, чьи акции уже пострадали из-за политики регулятора. Ставки высоки В мае Федеральная резервная система (ФРС) повысила краткосрочные процентные ставки до 0,75–1%, открыв фронт по борьбе с инфляцией. Этот жизненно важный показатель в США более чем в 3 раза превышает целевой уровень р...

29 июня 2022 г.

Украина стала кандидатом в члены ЕС. Что дальше?

Украина стала кандидатом в члены ЕС. Что дальше?

Российское вторжение в Украине и героическое сопротивление агрессии резко ускорили евроинтеграционный процесс. Однако чтобы сохранить прогресс, украинской власти предстоит проделать еще много работы.

24 июня 2022 г.

McDonald’s в Украине готовит новые стандарты безопасности

McDonald’s в Украине готовит новые стандарты безопасности

Американская сеть готова вернуться к работе, поэтому ее топ-менеджеры обдумывают, как изменить протоколы безопасности и восстановить сеть поставок, частично разрушенную из-за войны.

23 июня 2022 г.

Инвестиционная стратегия Большой Нефти: акционеры важнее потребителей

Инвестиционная стратегия Большой Нефти: акционеры важнее потребителей

Война в Украине и западные санкции на экспорт углеводородов из России должны расшевелить нефтяных гигантов и заставить их спешно нарастить траты на расширение добычи. Однако в этот раз все может произойти иначе...

23 июня 2022 г.

Компенсация для пострадавших от российской агрессии — до €30 000

Компенсация для пострадавших от российской агрессии — до €30 000

С 22 июня пострадавшие от российской агрессии могут в электронном формате подать заявление в Европейский суд по правам человека и бесплатно отправить его «Укрпочтой».

22 июня 2022 г.

{"type":"article","id":3351,"isAuthenticated":false,"user":null}