Разгосударствление — неизменная рекомендация международных институтов развивающимся странам. Примерно 6 лет назад Казахстан запустил очередную волну приватизации, которая прошла в обстановке двух экономических кризисов. Новый план сделает приватизацию перманентным процессом, подчиняющимся обновленным правилам, презентованным в конце 2020 года. 

В первом плане 2016–2020 гг. было 818 объектов, из которых продали 494 (60%), в новый план на 2021–2025 гг. вошли 670 объектов. Впрочем, не очевидно, что все из них попадут на торги. 

Не можем выбрать

Ключевые проблемы второй волны приватизации в Казахстане не экономические. Ощутимого разгосударствления экономики не получается, поскольку верховные власти страны не могут определиться — готовы ли они начать либеральные реформы или продолжат строить старый-добрый госкапитализм. 

Итогом либеральных реформ будет переход значительной части экономики в руки международных корпораций и казахстанских частных акционеров. Это означает потерю контроля над экономикой, причем над секторами-монополистами. В условиях авторитарного режима утрата экономической власти очень быстро может вылиться в потерю власти политической. 

Альтернативный вариант — госкапитализм — несет возрастающие издержки. В кризис 2015–2016 правительству пришлось спасать крупные госкорпорации, используя в том числе такие экстравагантные для Казахстана схемы, как выкуп 10% доли в крупнейшей в стране нацкомпании «КазМунайГаз» Национальным банком РК. 

Поскольку выбирать приходится из двух плохих вариантов, риски каждого из которых вряд ли вполне осознаются, предпочтение отдается некой средней модели — «казахстанскому варианту». Приватизация в Казахстане продолжается по заданной в последние 5 лет схеме: государство формулирует новые критерии и списки предприятий в республиканской, муниципальной собственности и под контролем нацкомпаний и нацхолдингов, по которым отбираются кандидаты на продажу. 

Затем работа переходит на уровень процедур, где исполнители сталкиваются со всем обилием противоречий процесса и масштабом расхождения интересов государства и нацкомпаний, бизнеса и местных властей. Частным инвесторам нередко предлагались заведомо убыточные предприятия. При этом на них накладывали обязательства не менять вид деятельности или не сокращать персонал. 

Условия жестче

Хотя новый план приватизации выглядит как немного переработанный старый, есть несколько особенностей, которые обращают на себя внимание. В постановлении правительства РК от 29 декабря 2020, которым оформлен план, было предусмотрено пороговое значение стоимости по балансу. Начиная с него предприятия квазигоссектора могли попасть в список на приватизацию. Это значение — 2,5 млн МРП (7,3 млрд тенге или $17 млн). 

Еще одно правило: ликвидация предприятия квазигоссектора, если его не смогли продать по итогам трех проведенных торгов. Это позволит не держать на балансе госсектора компании, не вызывающие интерес у частного бизнеса и ненужные самому государству. 

По бюджетному законодательству все деньги от приватизации республиканской собственности и активов нацкомпаний и холдингов должны передаваться в Нацфонд РК. Средства, полученные от продажи, реорганизации или ликвидации группы из 29 малых компаний-дочек крупнейшего в стране государственного холдинга ФНБ «Самрук-Казына» — как зафиксировано в правилах — в полном объеме сохраняются в холдинге. 

До марта 2021 должна быть завершена подготовка полного перечня компаний квазигоссектора и «дорожных карт» предпродажной подготовки. Анализ и оценка состояния конкурентной среды на товарных рынках, в которых действуют субъекты квазигосударственного сектора, как и «внесение предложений по целесообразности их дальнейшего функционирования на данном товарном рынке» становятся перманентным процессом. 

Компании ждут инвесторов

Что предлагается частным инвесторам? Прежде всего, это доли в национальных компаниях, входящих в состав «Самрук-Казыны». 

Летом прошлого года руководство ФНБ впервые заявило, а в минувшем декабре подтвердило, что сроки вывода на IPO портфельных компаний будут сдвинуты. «КазМунайГаз», «Эйр Астана» и «Тау-Кен Самрук» выйдут на рынок в 2022 году, КТЖ — в 2023. Нет определенности относительно деталей судьбы «Казпочты» и «Самрук-Энерго»: их планировалось продать в 2021, но метод — IPO или реализация стратегическому инвестору — пока не избран. С высокой вероятностью компаниям подыскивают «стратега», поскольку для IPO компаний этих секторов в 2021 году все еще не лучшее время.

Одновременно планируется продавать дочерние предприятия и холдинги самих портфельных компаний «Самрук-Казыны». «КазМунайГаз» должен будет распродать свои европейские активы (KMGI, включая Rompetrol), КТЖ — оператора грузового подвижняка «Казтемиртранс» и «Пассажирские перевозки», а также завод «Тулпар», где ранее собирали вагоны для скоростных поездов Talgo. «Казатомпром» должен реализовать долю в «Каустике» и завод Astana Solar. Нацхолдингу «Байтерек» предлагается приватизировать «Инвестфонд Казахстана», в какой-то момент ставший внутрибайтерековским фондом плохих активов. 

Из республиканской собственности на приватизацию пойдут две гидроэлектростанции, доставшиеся правительству РК после завершения срока действия договора концессии с американской AES — Шульбинская (установленная мощность — 702 МВт) и Усть-Каменогорская ГЭС (356 МВт). Кроме того, государство предлагает избавиться от долей в капитале университетов КазГЮУ и КИМЭП, которые принадлежат Министерству образования РК. 

Приватизационный список делится на две части. В первой — те активы, которые правительство предписывает продать. В их числе 8 активов в республиканской собственности. По ним вопрос решен — их точно продают. 

Список предлагаемых к передаче в частные руки предприятий и долей в них больше — 22 крупные фирмы и 171 малое предприятие из состава нацкомпаний и социально-предпринимательских корпораций, 29 выделенных в особый список компаний, контролируемых «Самрук-Казыной», а также 448 предприятий коммунальной собственности. Среди последних — районные газеты и управления ЖКХ, водоканалы, несколько футбольных клубов, санаториев и пансионатов. Решения в отношении этих активов принимают сами нацкомпании, холдинги и акиматы. 

В этом же списке аэропорты Атырау и Павлодара, которые так и не смогли приватизировать, а в 2019 г. передали под управление местным властям. Воздушные гавани выполнят второй заход на инвестора. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.