Почему еще недавно весьма устойчивая валюта вошла в сентябре в тройку самых убыточных.

Казалось бы, ничто не предвещало беды: нефть стабильна, бюджет устойчив, народ спокоен. Но внезапно в сентябре российский рубль оказался едва ли не хуже турецкой лиры, показав убыток в 7% за месяц. Причём основная доля потерь пришлась на последнюю декаду, когда девальвация резко ускорилась — без видимых внешних причин. В ситуацию пришлось вмешиваться монетарным властям. А народ и эксперты всё недоумевали…

Что происходит?

Краткий, но емкий ответ — сезонная девальвация. Которая приняла чуть более резкий оборот, чем можно было ожидать, из-за пресловутых «внешнеполитических рисков». Их накопилось необычно много в августе-сентябре.

Но и без того рубль, вероятно, дешевел бы в III квартале. Исторически он обладает вполне видимой цикличностью. Так, согласно исследованию аналитиков JP Morgan, 17 раз за последние 20 лет рубль снижался по отношению к валютной корзине в июле-августе. Эксперты связали это с сезонной волной дивидендных выплат и возрастающим в период летних отпусков спросом на иностранную валюту со стороны тех, кто предпочитают отдыхать за рубежом. А таких, по подсчетам, от 5% до 10% населения страны.

В нынешнем году из-за пандемии коронавирусной инфекции туристический сезон сдвинулся на несколько недель и сжался во времени и пространстве. Популярная у россиян Турция открылась только в августе. Египет, ОАЭ и Мальдивы — в сентябре. И хотя европейские курорты на весь отпускной сезон остались для большинства граждан РФ недоступными, немногих разрешенных стран хватило для резкого роста спроса на валюту со стороны частных лиц.

Свой вклад в девальвацию внес и корпоративный сектор. Во-первых, график дивидендных выплат в большинстве российских компаний сместился, но валюта для переводов иностранным акционерам все равно была нужна, и эмитенты стали аккумулировать ее на счетах заранее. Как раз из-за опасения девальвационных рисков. Во-вторых, размер дивидендов формировался, исходя из прошлогодней прибыли, и был едва ли не рекордным. Компании планировали выплатить акционерам около $40 млрд в эквиваленте, из которых около $8 млрд — доля держателей ADR и GDR. С учетом сократившихся валютных поступлений в страну, это весьма существенные суммы.

Но даже на фоне такого платежного графика рубль мог бы остаться более устойчивым. Однако в дело вмешались «субъективные факторы», а многие финансовые эксперты занялись поиском ответов на свой любимый вопрос –

Кто виноват?

Пик падения рубля пришёлся на вторую половину сентября, когда в одной точке сошлись сразу несколько необязательных тенденций. Во-первых, на фоне подорожавшей — по сравнению с маем — нефти у членов картеля ОПЕК+ заметно ослабла склонность соблюдать с таким трудом достигнутые договоренности. Дело дошло до возврата к политике скидок покупателям со стороны ближневосточных поставщиков «черного золота». Алжир, Кувейт, ОАЭ и, конечно же, неформальный лидер — Саудовская Аравия — снизили цены для Европы на $0,5–1,5 за баррель. Это создало негативный фон для прибыли российских нефтяников.

Во-вторых, в повестку дня стремительно ворвалась геополитика. В августе-сентябре забурлила соседняя Беларусь, и политологи на все лады заговорили о возможности российского вмешательства. Одновременно с нескольких сторон актуализировалась тема антироссийских санкций. Их стали прорабатывать не только в США, но и в Европе. А под конец месяца полыхнуло в Нагорном Карабахе, и замаячила угроза конфликта со страной-членом НАТО: в рамках ОДКБ Россия должна помочь Армении при внешней агрессии, тогда как другой стороне этой локальной войны, Азербайджану, вызвалась пособить Турция.

Наконец, последнее, но не менее важное — «вторая волна» CoVID-19, которая добралась и до России. Снижая аппетит к риску, она провоцирует отток средств со всех развивающихся рынков, включая российский. Накладываясь друг на друга, все это возымело кумулятивный эффект, из-за которого рубль подобрался к знаковой отметке 80 руб./долл. и закрепился выше 90 руб./евро.

И только ушат холодной воды от монетарных властей остудил страсти: правительство выдало госкомпаниям директиву сократить валютные заначки, а ЦБ с 1 октября начинает продажу долларов из ФНБ.

курс доллара к рублю

Горячка на какое-то время стихла. Но вопрос остался…

Что делать?

Как быть инвестору с рублями? Покупать валюту сейчас? Покупать на «отскоке»? Выжидать? Но чего? Каких уровней?

На самом деле, никто — ни в правительстве, ни в госкомпаниях, ни даже в ЦБ не может предсказать, каким будет курс через месяц, два, три, полгода. Да, рубль фундаментально слаб, как слаба и вся нефтезависимая российская экономика. Но это не значит, что ему лишь одна дорога — вниз к доллару и евро. И сейчас в деле три совершенно разных сценария.

Первый — это укрепление рубля в рамках коррекции. Все-таки 78 руб./долл. (и тем более 80) учитывают максимум возможных рисков: рыночных, санкционных, эпидемических, геополитических. Не все из них имеют свойство реализовываться. Тем более — одномоментно. Поэтому в октябре у российской валюты есть шанс отыграться, вернувшись к равновесному в текущих условиях курсу — 74-75 руб./долл. А затем возобновить движение вниз в рамках сложившегося тренда.

Второй — это рост волатильности на текущих отметках. Сильно слабеть рублю не дадут интервенции ЦБ, сильно укрепляться – страхи инвесторов. Наконец, третий — это уменьшение как политических, так и рыночных рисков, если монетарные власти развитых стран активизируют помощь экономикам для преодоления «второй волны», а потенциально опасные для России конфликты войдут в холодную фазу. Тут укрепление рубля может быть более сильным и долгим.

Соответственно, поведение инвесторов должно зависеть от их целей и задач, ради которых стои́т вопрос о покупке валюты. Если задачи неотложны и важны, лучше брать, что дают, по текущим курсам. Если нет необходимости спешить и достигать твердой цели по сумме в валюте, лучше подождать до прояснения картины. А если в дополнение к предыдущему еще и жажда адреналина присутствует, можно взять паузу, просидев какое-то время в рублевых активах. Сейчас можно найти варианты облигаций с доходностью 7-9% годовых.

Наконец, если жизнь смешает карты, и девальвация продлится с новой силой, можно войти в акции компаний-экспортеров, не связанных с государством. Уж они точно выиграют на обвале рубля, что отразится и на котировках.

Впрочем, ни один из этих сценариев не является инвестиционной рекомендацией.

Дисклеймер. Инвестирование в любые финансовые активы сопряжено с риском потери капитала. Ничто в настоящем тексте не может считаться инвестиционной рекомендацией или предложением покупать/продавать какие-либо финансовые инструменты. За все свои действия на фондовом рынке каждый инвестор несет всю полноту ответственности самостоятельно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.