Big Tech по-казахстански: ничего не работает?

Big Tech по-казахстански: ничего не работает?

04.09.2020

Время прочтения - 8 мин.

Технологии, прогресс, новые изобретения — в воображении среднестатистического обывателя эти слова прочно ассоциируются с Западом, с причудливыми офисами Кремниевой долины, стеклянными небоскребами Лондона или Уолл-стрит. В крайнем случае, на ум приходит Сколково — многострадальный символ неопределенности и надежды, возведенный в качестве российского аналога американской Silicon Valley.

Что до остальных стран СНГ — Беларуси, Казахстана, Узбекистана и их соседей – тут, кажется, чудесные сны о технологиях видят лишь романтики. Реальность, однако, лучше. Ненамного, правда. B сегодняшнем материале речь пойдет о «странном предмете» – Big Tech в Казахстане — ведь он там вроде бы и есть, но на самом-то деле его там как бы и нет…

Заплатили Bloomberg, а инвестиций не дождались

В декабре 2018 года маркетологи Astana International Business Center, заручившись, вероятно, поддержкой местных визионеров, решили заявить о себе на весь мир. Так как на создание местного Space X (а ведь когда-то именно с территории Казахстана СССР ракеты запускал) денег не хватило, решили заняться фандрайзингом.

Долго собирали деньги на создание местного аэрокосмического гиганта. Вот только без советских бюджетов, выделенных в 1977 году на запуск с местной площадки самой настоящей и весьма немаленькой ракеты, собранных капиталов оказалось… ну, примерно как кот наплакал. Хватило как раз на проплаченный материал в буржуйском Bloomberg.

Журналисты, однако, постарались на славу. Проведем несколько цитат:

«Казахстан рьяно стремится использовать новые возможности, открытые стране Четвертой промышленной революцией и инициативой «Один пояс, один путь»), уже трансформирующей принципы взаимодействия между странами Центральной Азии».

Как показалось Bloomberg, всеобъемлющий план развития Казахстана под названием «Strategy 2050», запущенный в 2012 году, уже позволил крупным компаниям пройти «полную и системную перестройку».

Напомним, что целью того («этим», как ни странно, язык его назвать не поворачивается) проекта было вхождение страны — уже к середине века — в число 30 ведущих мировых экономик. Ключевой принцип стратегии — способность развивать новые рынки и формировать партнерские отношения, а также создавать благоприятный инвестиционный климат. В общем, все как обычно – много красивых слов, а что до дела… Но об этом дальше.

По мнению Bloomberg, процесс перехода Казахстана от республики бывшего Советского Союза к зарождающейся рыночной экономике не обходился без проблем, но «сегодня есть много причин для оптимизма». Звучит обнадеживающе, добавить нечего.

Наличие основы для таких высказываний мы, тем не менее, оспаривать не будем. Реальный ВВП страны продолжал расти на протяжении достаточно долгого периода времени — с 1998 года. В 2018 году рост составил 4,1%, а в 2019 – 4,5%. Экономика государства, несомненно, пострадала от пандемии — но, как ни странно, отделалась сравнительно легким испугом. Так, по прогнозам МВФ, в 2020 году ВВП Казахстана сократится всего на 2,5 % (в России, к примеру, падение составит 8,5%, а в США во втором квартале зафиксирован антирекорд — -32,9 %).

Уровень прямых иностранных инвестиций в страну остается самым высоким в регионе: сейчас в Казахстане реализуется более 20 крупных инвестиционных проектов общей стоимостью порядка $9 миллиардов долларов. Однако есть нюансы.

Отношения с Европейским Союзом, для которого Казахстан – самый серьезный и, фактический, единственный партнер в Центральной Азии — развиваются очень активно. Но упомянутые отношения — пусть даже они и базируется на пресловутых принципах взаимной поддержки, любви и мира во всем мире — отлично играют на руку как раз Европе. Львиная часть иностранных инвестиций направляется в нефтегазовый и горнодобывающий секторы, что помогло Казахстану войти в четверку крупнейших поставщиков нефти для ЕС (доля государства в общем объеме импорта региона достигает 10%).

Подробнее о том, как развиваются отношения Казахстана и Европейского Союза — в нашем материале «100 шагов и 5 реформ: прошлое и будущее в отношениях ЕС и Казахстана».

Из реального позитива, однако, очевиден некий прогресс в политической составляющей в деле формирования будущего экономики страны. Так, Нурсултан Назарбаев одобрил акцент на либерализацию законов о ПИИ, предоставив потенциальным смельчакам инвесторам стимулы в виде сниженных налогов и государственных субсидий. Иными словами, есть надежда на то, что с годами инвестиции — помимо капиталовложений в добывающую сферу — мощным потоком хлынут и в остальные предприятия и отрасли экономики Казахстана.

Казахстанский финтех: оказывается, он существует

Вот только, без ладно скроенной статейки в Bloomberg вы вряд ли бы о нем когда-нибудь услышали. Параллельно с многообещающими утверждениями о великом потенциале Казахстана, журналисты агентства упомянули и о том самом Astana International Business Center. Оказалось, что компания считается чуть ли не символом ориентации страны на создание новой финансовой инфраструктуры и инвестиционной культуры в государстве.

Спешим отметить, что в Казахстане действует своя фондовая биржа
— Astana International Exchange (AIX), спонсируются различные финтех-разработки, есть отечественные центры по координации инвестиций в финансовый и технологический секторы.

Не чураются казахстанского рынка и международные корпорации. Так, в 2017 году был подписан договор между Mastercard (принимающей участие в развитии финансовых нововведений в стране вот уже более 20 лет) и AIX. Упомянутое соглашение предполагает совместное внедрение инноваций в сфере технологий безналичного расчета.

Нина Виллемс, региональный вице-президент и управляющий директор Mastercard, называет Казахстан «приоритетным рынком». Компания установила партнерские отношения с большинством финансовых учреждений страны, торговых организаций и предприятий сферы услуг.

«Наше присутствие сильное. Мы реализуем целевые программы в партнерстве с банками и предпринимателями; разрабатываем специальные предложения и воплощаем программы Mastercard для разных сегментов; мы выводим на рынок новые технологии: цифровые денежные переводы через социальные сети и платежи в одно касание с помощью смартфонов», — поясняет Виллемс.

Так, сегодня в стране действует единая Карта Резидента, разработанная в сотрудничестве с Mastercard и обеспечивающая доступ как к финансовым, так и к государственным сервисам.

Стоит отметить, что похожие разработки ведутся и в Украине — там в 2020 году в общедоступное пользование запущено мобильное приложение «Дiя». По словам создателей, вскоре его функционал будет максимально расширен за счет доступа к множеству административно-государственных услуг в рамках концепции «Государство в смартфоне». Хотите узнать подробнее о том, как идет развитие технологий в Украине? Об этом — в наших следующих материалах. Не пропустите!

Казахстан и бизнес-хабы: диагноз неутешительный

А пока вернемся к Казахстану. Одним из значимых достижений отечественного (потенциально гигантского) Big Tech считается создание различных хабов, акселераторов финтех-стартапов и бизнес-инкубаторов. Что замечательно — государство активно принимает участие в их финансировании и развитии. Что плохо — это все равно пока ничего не дает.

Один из ярких примеров — технопарк Almaty Tech Garden. Созданный на заре 2021 века проект освоил миллиарды государственных инвестиций. На его базе планировалось создать более 300 IT-компаний, а им пророчили роль «двигателей первой ступени в большой и сложной конструкции индустриально-инновационной политики Казахстана».

Но 12 лет работы технопарка привели лишь к тому, что в 2017 году у президента Назарбаева возникла вполне закономерная мысль: «Мы потратили огромные средства, а дальше пока-что не видно, что они делают». Основной причиной провала стала частая смена руководящего состава — из-за это обеспечить прозрачность процессов отображения логики развития хаба было весьма сложно.

Впрочем, проект не стали лишать льготных налогов и упрощенных таможенных  режимов. Да и сам хаб оставили жить — после основательных проверок специальную экономическую зону ПИТ «Alatau» передали в ведение акимата Алматы, а управлявший проектом кластерный фонд Almaty Tech Garden продолжает деятельность в формате автономного органа.

Astana Hub: может, в этот раз получится

Несмотря на неутешительные итоги внутренних инвестиций в сферу технологий и стартапов, руководство страны решило рук не опускать. В августе того же 2017 года было принято решение — создать международный технопарк IT-стартапов — Astana Hub.

Ожидания инициаторов программы «Цифровой Казахстан» (именно в ее рамках и открыли бизнес-инкубатор) звучали до невозможного позитивно: уже к 2020 году доля сектора ИКТ в ВВП должна была достигнуть 4,85%, а оказанных в электронном формате госуслуг – 80%. До аналогичного уровня предполагалось поднять и цифровую грамотность населения.

«Вообще, оценивать шансы на успех должен рынок, а мы, в первую очередь, сделаем всё, чтобы достичь поставленных перед нами целей и задач. В частности, одним из наших KPI является число проектов, прошедших через программу акселерации Astana Hub: на 2018 год — 33 проекта, на 2019 — 57 проектов и до 2022 года 78 проектов должны пройти акселератор Astana Hub», — говорил через год после запуска руководитель отдела коммуникации Astana Hub Марат Шакен.

В 2019 году по инициативе «ИКС Холдинг Казахстан» (ICS Tech) на территории Astana Hub открыт технологический университет. Специалистов, однако, компания будет готовить преимущественно для своих нужд — но прецедент интереса частной корпорации к реализации проекта «Цифровой Казахстан» налицо. И не может не радовать. При чем ключевые направления — набор вполне современный: интернет вещей (IoT), информационная безопасность, «большие данные» и искусственный интеллект. 

ICS Tech также планирует вкладывать инвестиции в лучшие проекты технопарка, а некоторые из них интегрировать с реальным сектором экономики для создания отечественных ИТ-продуктов. 

Стоит отметить, что с предшественником — Almaty Tech Garden — новый технопарк нашел полное взаимопонимание. Хотя астанинский аналог не предоставляет стартапам денежных грантов, а оказывает лишь нематериальную поддержку — обучение, рабочее место, жилье иногородним на время работы акселераторов, инфраструктуру и нетворкинг — представители двух организаций иногда проводят совместные мероприятия.

Взгляд в (не)далекое будущее

2 года назад Астана отмечала 20-летие. Сейчас город выглядит очень современно — высотные стеклянные здания, активное население и, как кажется, неплохие бизнес-перспективы. Что до технопарков, от них эксперты значительного «выхлопа» не ожидают. Вот как оценивает перспективы координатор проекта Smart Zholy Рашид Дюсембаев:

«На это влияет много факторов, среди которых и достаточно молодой возраст казахстанской стартап-экосистемы. Требуется намного больше времени и больше частных акселераторов».

Некоторые аналитики считают, что проекты, реализуемые в современных казахстанских бизнес-инкубаторах, не имеют никакого отношения к идеалам конкурентной экономики и просто не способны выйти за пределы страны.

Совсем другое дело — сектор финтеха на более «взрослой» арене. В условиях торговой войны между США и Китаем географическое преимущество Казахстана видно издалека. Под страхом запрета или санкций со стороны Вашингтона многие технологические компании КНР спешно перебираются в окрестные страны. Кто-то остановил взгляд на Сингапуре, другие – спешат в Гонконг…

Возможно, некоторым приглянутся и непаханые финансовые поля Казахстана. Потенциал развития экономики при вливании китайских денег у страны поистине безграничен, а перспектива трансформации Астаны в серьезный международный финансовый центр, вероятно, уже не за горами.

Источники: Bloomberg, Business Kazakhstan 2018, bluescreen.kz, profit.kz

Подпишись на наш телеграм канал

только самое важное и интересное

Подписаться
Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читать также

Сохранит ли Казахстан лидерство в майнинге?

Сохранит ли Казахстан лидерство в майнинге?

Казахстану посчастливилось выйти на одну из лидирующих позиций по майнингу. Однако отсутствие у руководства государства внятной и однозначной позиции по поводу индустрии вряд ли будет способствовать ее дальнейшему развитию...

24 ноября 2021 г.

Нужна ли казахстанской экономике помощь Нацбанка

Нужна ли казахстанской экономике помощь Нацбанка

НБ РК участвует в финансировании сразу нескольких государственных программ льготного кредитования, включая «Экономику простых вещей», «Дорожную карту занятости на 2020–2021 годы», программу льготного кредитования субъектов предпринимательства, пострадавших  в результате введения режима чрезвычайного положения в стране, и Государственную программу  жилищного-коммунального развития «Нұрлы жер». НБ РК участвует в финансировании сразу нескольких государственных программ льготного кредитования, включая «Экономику простых вещей», «Дорожную карту занятости на 2020–2021 годы», программу льготного кредитования субъектов предпринимательства, пострадавших  в результате введения режима чрезвычайного положения в стране, и Государственную программу  жилищного-коммунального развития «Нұрлы жер».

18 ноября 2021 г.

Скромные успехи «Большой приватизации»: Украина все еще ждет рекордов

Скромные успехи «Большой приватизации»: Украина все еще ждет рекордов

В Украине снова наступает эпоха «большой приватизации». Фонд госимущества продал киевский завод «Большевик» за ₴1,42 млрд и нацелился еще на несколько государственных объектов. Всего он планировал перечислить в бюджет страны ₴12 млрд. Реально ли это?

17 ноября 2021 г.

Рецепт Дикого Билла: как превратить захолустье в новую Швейцарию

Рецепт Дикого Билла: как превратить захолустье в новую Швейцарию

Не секрет, что богачей манят локации с наименьшей налоговой нагрузкой, обеспечивающие при этом сохранность их состояния. Одной из них стала Южная Дакота. Штат известен как безналоговая гавань — пожалуй, как лучшее место в мире, чтобы сохранить капитал.

12 ноября 2021 г.

Госбюджет-2022 для Украины: мифы развития и традиции социалки

Госбюджет-2022 для Украины: мифы развития и традиции социалки

2 ноября Верховная Рада поддержала в первом чтении проект важнейшего документа, определяющего параметры функционирования страны в 2022 году. В статье разберем мифы, неизменно сопровождающие госбюджет Украины и процесс его утверждения.

9 ноября 2021 г.

Газ раздора

Газ раздора

Цены на природный газ в мире находятся на исторических максимумах, преодолев отметку $1 000 за 1 000 кубометров. Особенно неприятна эта ситуация для Европы, где газовые хранилища заполнены по минимуму, а зима приближается. Сумеет ли «Газпром» воспользоваться преимуществами своего положения и продавить сертификацию «Северного потока – 2» до конца отопительного сезона в ЕС?

8 ноября 2021 г.

Забытое слово «локдаун»

Забытое слово «локдаун»

В России объявлен новый локдаун до 7 ноября, причем в некоторых регионах он начался на неделю раньше. С какими ограничениями столкнулся российский бизнес? Кто пострадает больше? И как новый период нерабочих дней скажется на экономике страны в целом?

5 ноября 2021 г.

{"type":"article","id":915,"isAuthenticated":false,"user":null}