Цифровой тенге: есть ли перспективы?

Цифровой тенге: есть ли перспективы?

10.06.2021

Время прочтения - 6 мин.

В апреле портал iSpace.news опубликовал статью, посвященную одной из последних инициатив казахстанских властей — созданию специальных цифровых кошельков, посредством которых правительство планирует осуществлять социальные выплаты.

В статье мы предположили, что этот инструмент станет прологом к внедрению «цифрового тенге», выпуск которого планируется Национальным банком Казахстана (НБК) уже несколько лет.

Догадка оказалась верной — в мае НБК разместил на своем сайте доклад «Цифровой тенге»: в этом документе создание социальных кошельков напрямую связывалось с грядущей эмиссией национальной валюты в цифровой форме:

«Одним из возможных сценариев использования цифрового тенге может стать цифровой социальный кошелек, который обеспечит оперативную выплату социальных обязательств государства или контроль адресности расходов в рамках социальных выплат».

Обгоняя лидеров

В январе Банк международных расчетов (БМР) опубликовал результаты третьего опроса по цифровым валютам центральных банков (Сentral Вank Digital Currencies, или CBDC) под красноречивым заголовком «Ready, steady, go?».

Согласно результатам опроса, 86% участвующих в нем центральных банков активно исследуют перспективы выпуска CBDC, 60% — экспериментируют с соответствующими технологиями, а 14% — уже разворачивают пилотные проекты. БМР подчеркивает, что кризисные явления, наблюдавшиеся в мировой экономике в 2020 году на фоне пандемии, стали катализатором процесса разработки и внедрения цифровых валют.

В опросе, проведенном в конце 2020 года, приняли участие 65 центральных банков. На страны, в которых они расположены, приходится 72% мирового населения и 91% мирового выпуска.

Программы и исследования БМР по CBDC с каждым годом охватывают все больше и больше государств. Так, в первом опросе по внедрению цифровых валют приняли участие центральные банки 10 стран, в том числе Боливии, Чили, Гватемалы, Гаити, Гондураса, Мадагаскара, Мозамбика, Перу, Танзании и, наконец, Тринидада и Тобаго. Привлечены и постсоветские государства — Россия, Азербайджан и Грузия.

НБК до сих пор не принимал участия в опросах БМР по цифровой валюте — в этом плане он, к сожалению, отстал от Гаити и Танзании. Тем не менее в упомянутом выше докладе Национальный банк Казахстана заявляет, что входит в число тех самых 14% и является одним из девяти центральных банков, запустивших или готовых запустить цифровые валюты в режиме пилотных проектов.

При этом он почему-то ссылается не на результаты самого опроса, а на опубликованное в августе прошлого года исследование БМР «Rise of the central bank digital currencies: drivers, approaches and technologies». И даже публикует карту с отсылкой к этому исследованию.

Впрочем, карта, представленная в оригинальной публикации, отличается от ее интерпретации в докладе НБК как раз таки тем, что Казахстан в ней относится к «серой зоне», куда включены страны, по которым соответствующая информация отсутствует.

Справедливости ради стоит отметить, что в рамках подготовки исследования специалисты БМР провели мониторинг центральных банков 191 государства мира. В их число входит Казахстан, однако в материалах (базе данных) исследования «Rise of the central bank digital currencies…» он значится как страна, в которой в настоящее время не идет речи о реализации проектов CBDC.

 

 

Карта реализации проектов и исследования цифровых валют, составленная специалистами БМР. Источник — BIS Working Paper № 880 «Rise of the central bank digital currencies: drivers, approaches and technologies» (Аналогичная карта представлена в файле BIS WP № 880 с обновлением по состоянию на 21 апреля 2021 года)

 

 

 

Та же самая карта в интерпретации НБК. Источник — доклад «Цифровой тенге» (под картой имеется указание на BIS WP № 880)

 

 

Бывает, что дети очень сильно хотят выделиться среди сверстников и рассказывают о себе истории, в которых они предстают отважными героями, чемпионами или кем-то в этом роде. Похоже, что НБК так сильно хочет войти в число лидеров мировой цифровизации, что поступает точно так же.

А так ли почетно лидерство?

По разным (и зачастую противоречивым) данным, к настоящему времени свои цифровые валюты уже выпустили центральные банки нескольких стран, в том числе Венесуэла, Маршалловы острова, Сенегал, Тунис, Украина и Уругвай. Лидерами стали далеко не самые развитые государства, а их регуляторы так и не смогли преодолеть недоверие к CBDC со стороны населения и бизнеса.

Например, Венесуэла начала выпуск валюты E-Petro, якобы обеспеченной добываемой в стране нефтью, еще в феврале 2018 года и через некоторое время стала выплачивать в ней все социальные платежи, включая пенсии. Однако венесуэльские пенсионеры тут же столкнулись с тем, что подавляющее большинство магазинов отказывались воспринимать E-Petro как платежное средство и принимать его.

С учетом негативного опыта Венесуэлы несколько настораживает тот факт, что выпуск «цифрового тенге» с некоторых пор стали увязывать с созданием цифровых социальных кошельков. С другой стороны, для властей всегда будет велик соблазн покрыть расходы, в том числе социальные, за счет непрозрачной эмиссии цифровых денег. 

Закономерные трудности

Все исследования и публикации по проблематике CBDC обильно сдобрены технической терминологией. Эксперты и журналисты рассуждают о преимуществах токенов, о том, какая технологическая инфраструктура — централизованная или децентрализованная — будет работать лучше, и на другие довольно специфические темы. Если же отбросить в сторону все хитросплетения технических терминов, то становится не вполне понятно, что же нового может дать цифровая валюта рядовому пользователю — в сравнении с привычными пластиковыми картами и банковскими счетами.

В то же время уже на сегодняшнем этапе можно говорить о том, что внедрение цифрового тенге с высокой степенью вероятности будет сопряжено с целым рядом трудностей. Среди них стоит отдельно отметить следующие:

  • особенность «цифровых валют» в том, что они дают эмитентам возможность полного отслеживания всех операций с их использованием. В Казахстане очень высок уровень неформальной занятости, и граждане не стремятся полностью раскрывать свои доходы перед налоговой службой. В силу этого обстоятельства многие экономические агенты вряд ли захотят декларировать НБК все свои транзакции, перейдя на расчеты в «цифровом тенге»;
  • при внедрении цифрового варианта национальной валюты фактически неизбежны различные болезни роста, связанные с некорректной работой оборудования и программного обеспечения. Это серьезно снизит его привлекательность в сравнении с традиционной безналичной валютой на текущих и карточных счетах в банках;
  • в Казахстане в последние годы активно развивался мобильный банкинг, и «цифровой тенге» однозначно столкнется с серьезной конкуренцией со стороны мобильных платформ коммерческих банков.

Стоит отметить, что привычные расчеты с использованием пластиковых карт обеспечивают пользователей несколькими явными плюсами, включая кэшбек по операциям. Поэтому они довольно долго будут оставаться более привлекательными для физических лиц в сравнении с «цифровым тенге». С другой стороны, корпоративных клиентов в сферу цифровых денег можно было бы привлечь за счет снижения или даже обнуления издержек, связанных с выплатой комиссий при расчетах и оплате ведения счетов.

Наконец, пока непонятно, в какую сумму может встать выпуск «цифрового тенге». Ведь он потребует, как минимум, серьезных расходов на разработку соответствующего программно-аппаратного комплекса. Оправдаются ли эти затраты?

А не стоит ли немного подождать?

Центральные банки большинства экономически развитых стран не спешат запускать собственные CBDC. Одной из главных причин их неторопливости в этом вопросе является то, что до сих пор не проработаны механизмы осуществления международных расчетов с использованием цифровых валют. С другой стороны, нет и единого мнения по многим техническим моментам запуска новой формы денег.

В то же время руководство НБК уже публично объявило, что запланировало реализацию пилотного проекта CBDC на вторую половину текущего года. В этой ситуации Казахстан сам напрашивается на роль «канарейки в забое»: государство понесет серьезные издержки, а положительный результат реализации этой инициативы никто не может гарантировать. Впрочем, все допущенные ошибки и негативный опыт однозначно будут учтены центральными банками других стран.

Может быть, финансовым властям Казахстана стоит поумерить пыл и подождать, пока коллеги из числа более крупных и развитых государств не внедрят свои цифровые валюты и не преодолеют все болезни роста? По проторенной дорожке ведь всегда идти легче.

Подпишись на наш телеграм канал

только самое важное и интересное

Подписаться
Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читать также

Казахстан и «майдан»

Казахстан и «майдан»

Еще 31 декабря прошлого года в Казахстане было все спокойно, а уже 2 января он буквально взорвался протестами. Кому это было выгодно? Кто получит контроль над главной экономикой Центральной Азии? Чем обернется новый «майдан» на постсоветском пространстве?

11 января 2022 г.

CryptoDigest. 07.01

CryptoDigest. 07.01

Tencent интегрировал опцию по поддержке цифрового юаня в самый популярный в Поднебесной мессенджер WeChat и готовит запуск опции оплаты товаров и услуг с помощью CBDC для жителей Олимпийской деревни. Тем временем в Таиланде вводят новый налоговый режим для криптоинвесторов.

7 января 2022 г.

CryptoDigest. 24.12

CryptoDigest. 24.12

Сегодня крипторынок смог немного восстановиться, биткоин торгуется выше отметки в $50 000. Банк России сообщил о планах по блокировке карточных переводов по MCC-кодам. Таиланд намерен перенести тестирование цифрового бата на конец 2022 года.

24 декабря 2021 г.

{"type":"article","id":1838,"isAuthenticated":false,"user":null}