«Оккупированные» депозиты и «освобожденные» кредиты: что дальше?
фото: Wikimedia Commons

«Оккупированные» депозиты и «освобожденные» кредиты: что дальше?

28.07.2022

Время прочтения - 7 мин.

Деньги любят тишину, а любая война — трагедия для мира финансов. В Украине эти два не нуждающихся в доказательствах тезиса обрели сегодня особую актуальность. Пока одна часть населения размышляет о вероятности потери сбережений в формате гривневых и валютных депозитов, вторую часть тревожит отсутствие возможности своевременно погашать оформленные в мирное время займы, а перспективы нарастающих подобно снежному кому штрафных санкций лишают сна.

Что будет с «временно оккупированными» сбережениями граждан? Что означают заявления Москвы, якобы «освободившей» жителей захваченных россиянами регионов Украины от выплат по кредитам, оформленным в банках страны в мирное время? Насколько реален сценарий «крымского варианта» в сложившихся условиях? И почему не все так плохо, как в этом нас уверяют многие сторонние наблюдатели? Обо всем по порядку в нашем новом материале. 

Позитив депозитного феномена — спасибо гражданам и эмиссии

НБУ опубликовал результаты работы банковского сектора страны за январь – май 2022 года. Скажем откровенно — явных поводов для радости нет, но ситуация еще не достигла критических масштабов. По данным регулятора за март – май (период наиболее активных боевых действий), общее количество валютных депозитов сократилось на $456 млн. Звучит устрашающе? Но это лишь 3% от общей суммы. Валютные вклады населения уменьшились на $420 млн. Вроде бы, немало? Но это всего 2,9%.

При этом за тот же период объемы гривневых депозитов выросли на ₴104 млрд. Украинцы во время ожесточенных боевых действий дополнительно разместили в банках вклады в национальной валюте на ₴72 млрд. А это 16% роста.

Чем объяснить удивительный украинский феномен? Отчасти отсутствие «набега на банки» и даже прирост депозитного портфеля национальной банковской системы объясняются стремлением части жителей хоть как-то защитить сбережения. Люди банально опасались хранить приличные суммы наличных дома. Есть, конечно, и другая причина — проведенная во время войны эмиссия гривны. Не стоит забывать и о невозможности свободно и беспрепятственно тратить сбережения. В итоге у украинцев стало больше свободных денег.

Кредитование в плюсе — спасибо бизнесу и правительству

Ситуация с кредитованием складывается несколько иным образом. Большинство банков Украины прекратили выдавать новые займы частным лицам, но ввели кредитные каникулы, позволяющие пропустить оговоренные в договорах даты выплаты процентов и погашения тел кредитов, не опасаясь штрафных санкций.

Если говорить языком цифр, начальный период боевых действий сократил объемы кредитования населения на ₴11,6 млрд — на 5%. Вроде бы, падение налицо? Да, но в это же время банки активно ссужали бизнес средствами, прежде всего, национальной валютой. В результате за время боевых действий суммарный объем кредитования отечественных предприятий вырос на ₴32 млрд. А это 6,2%.

Как это стало возможным? Во многом благодаря решению правительства об упрощении правил оформления льготных кредитов «5-7-9%» для сельского хозяйства и других видов критически значимого для страны бизнеса. По данным НБУ, по состоянию на май общая сумма кредитного портфеля банков Украины составила ₴1,06 трлн, а депозитный портфель — ₴1,5 трлн. Как видим, в целом ситуация контролируемая, хотя война вносит суровые коррективы, существенно усложняя работу банков.

Крымский вариант (не) возможен?

В последнее время многие российские СМИ активно транслируют информацию о готовности Кремля реализовать на временно оккупированной территории Украины так называемый крымский вариант. Если кратко, этот сценарий выглядит так.  Оккупационные власти «разрешают» должникам украинских банков — прежде всего физлицам — не погашать кредиты, ранее полученные в финансовых учреждениях страны. При этом россияне обещают выплатить — хотя и в урезанном виде — депозиты, в свое время размещенные украинцами в банках, сегодня находящихся на оккупированных территориях.

Чем объясняется подобная «щедрость»? Это исключительно политический ход, имеющий крайне мало общего с экономикой. Цель Москвы очевидна — максимально повысить доверие жителей оккупированных территорий Украины к РФ, а заодно создать серьезные проблемы для отечественных банков.

Насколько опасен «крымский вариант» для финансовой системы страны? Не станет ли его реализация причиной повторения «банкопада» — тревожного явления, с которым Украина столкнулась в 2014–2015 гг., как раз после аннексии Крыма и начала войны на Донбассе?

Судя по оперативным данным НБУ за май 2022 года, суммарный объем кредитов юрлиц Херсонской и Луганской области (большая часть этих регионов находится в оккупации) составил ₴6,7 млрд, или 0,7% от общего количества займов, выданных украинским компаниям. Общая стоимость кредитов частных лиц, проживающих на временно оккупированных территориях этих двух областей, достигает ₴5,4 млрд, или 2,2% от суммарного объема кредитов физлиц в Украине.

При этом по состоянию на конец мая украинцы Херсонской и Луганской областей держат в банках депозиты, оцениваемые приблизительно в ₴20 млрд. То есть 2,5% от общего количества депозитов физлиц в Украине.

И это не полная статистика, поскольку российские войска оккупировали также отдельные районы Запорожской, Харьковской и Донецкой областей. Но там пока крайне сложно адекватно оценить суммы «оккупированных» кредитов и депозитов. Откровенно говоря, даже данные о Херсонской и Луганской областях достаточно условны, ведь многие граждане сумели покинуть оккупированные территории.

В столь сложной ситуации «крымский вариант» выглядит, мягко говоря, неуместным — даже если российское руководство и захочет применить именно его. Дело в том, что в 2014 году — после аннексии Крыма — подавляющая часть местных жителей осталась на полуострове.  

Сегодня мы можем оперировать только приблизительными цифрами. Например, объем кредитов украинских банков, который сейчас не может обслуживаться заемщиками, поскольку они находятся на оккупированной территории, составляет ₴10–20 млрд. Примерно в такую же сумму можно оценить и объем депозитов этих граждан.

Такие суммы не критичны для национальной банковской системы — даже если все кредиты будут аннулированы, а банки никогда не смогут получить свои деньги.

От кредитов освободят — но не всех

Но насколько человечно требовать деньги с людей, утративших кредитное имущество из-за войны? К счастью, государство не забыло о моральной стороне вопроса. Недавно Верховная Рада согласовала законопроект о списании долгов граждан за имущество, уничтоженное в период боевых действий. Документ одобрен премьер-министром Денисом Шмыгалем и главой Нацбанка Кириллом Шевченко.

По словам главы Комитета Рады по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Даниила Гетманцева, упомянутый законопроект аннулирует ипотечные кредиты и автокредиты на уничтоженное имущество граждан. Закон будет актуален для украинцев, оказавшихся на временно оккупированной территории.

Парламентарии пока не готовы озвучить общую сумму списания. Объясняется это рядом важных нюансов. Так, не подпадает под амнистию ипотечный долг, если у гражданина несколько жилых объектов или если он до начала войны допускал просрочки по погашению кредита и имел задолженность. Существует целый перечень требований. В первую очередь, новый закон должен освободить от кредитного ярма тех, кто потерял единственное жилье или единственное личное авто.

«Оккупированные» депозиты против «освобожденных» кредитов

Что будет с долговыми обязательствами и сбережениями тех, кто проживает во временно занятых Россией районах? Пока никаких радикальных перемен нет. Все банки ввели режим кредитных каникул для клиентов, находящихся сейчас на оккупированных территориях — даже для должников, уже покинувших упомянутые регионы. По депозитам этой категории граждан продолжается начисление процентов. Но банки вправе выплачивать проценты и возвращать этим украинцам их вклады только после освобождения оккупированных территорий. Получат деньги и держатели депозитов, сумевшие выехать в подконтрольные Киеву области.

Насколько это реально? Вполне. Такой опыт уже имеется: украинская армия освобождала временно оккупированные территории, банки в течение месяца восстанавливали работу отделений, без проблем погашали депозиты и решали непростые вопросы с кредитами за уничтоженное в ходе боев имущество.

Но ведь такая практика подразумевает убытки для банковской системы? Да, конечно. Тем не менее НБУ за счет эмиссии гривны и рефинансирования финансово-кредитных учреждений пока поддерживает систему на плаву. По данным регулятора, на 1 июня 2022 года показатель Н2 (адекватности капитала) по банковской системе составил 16,65%. Это меньше, чем было до войны (тогда он находился на уровне 18%), но значительно выше лимита в 10% (он считается необходимым условием поддержания стабильности).

Война оказывает убийственное влияние на работу банков, но даже если российские власти и приступят к реализации «крымского варианта» на оккупированных территориях, такой шаг вряд ли существенно подорвет банковскую систему Украины.

Сейчас для экономики страны куда актуальнее вопрос о государственных финансах. Война требует средств в невероятных объемах. Возникающий дефицит госбюджета приходится покрывать за счет эмиссии гривны. Такой подход выгоден банкам, поскольку включение печатного станка обеспечивает их ликвидностью, но этот процесс одновременно разгоняет инфляцию и создает проблемы для национальной экономики.

В ответ НБУ поднял учетную ставку до 25%, чтобы сдержать инфляцию. Побочным эффектом столь болезненной терапии стал резкий рост стоимости денег в Украине. Поэтому банкам теперь предстоит решать очень непростую дилемму — повышать процентные ставки по депозитам и кредитам до уровня учетной ставки регулятора или оставить на более низком уровне. Вот это действительно проблема, а от адекватности итогового решения будет зависеть многое.

 

Лицензия изображения: https://creativecommons.org/licenses/by-sa/2.0/deed.en

Подпишись на наш телеграм канал

только самое важное и интересное

Подписаться
Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читать также

Военные облигации Украины: что это, как купить и сколько стоит?

Военные облигации Украины: что это, как купить и сколько стоит?

Облигации внутреннего государственного займа с давних времен размещаются, продаются и погашаются в Украине. Однако сейчас они именуются «военными облигациями». Поменялась ли их суть вместе с названием?

4 августа 2022 г.

Запорожская АЭС «вышла из-под контроля»

Запорожская АЭС «вышла из-под контроля»

В Международном агентстве по атомной энергии (МАГАТЭ) признали, что после захвата крупнейшей в Европе атомной станции были нарушены все принципы ядерной безопасности.

3 августа 2022 г.

Китай запретил песок и фрукты с Тайваня

Китай запретил песок и фрукты с Тайваня

Китай приостановил торговлю с Тайванем в ответ на громкий визит спикера Палаты представителей США Нэнси Пелоси на остров. Об этом сообщает Bloomberg. КНР запретила импорт продуктов питания более чем от 100 поставщиков острова. Так, ввоз ряда видов рыбы и фруктов был приостановлен из-за чрезмерного количества пестицидов, обнаруженных в продуктах. Кроме того, был запрещен экспорт природного песка. Аналитики, опрошенные Bloomberg, отмечают, что эта мера перекрывает основной источник строительных...

3 августа 2022 г.

Первое судно-зерновоз отправилось из Одессы 1 августа

Первое судно-зерновоз отправилось из Одессы 1 августа

Первое судно с зерном, отправившееся из Украины с начала вторжения России, покинуло порт Одессы в 08:30 утра (04:30 GMT) понедельника в соответствии с соглашением о гарантированном безопасном проходе. Об этом информировало министерство обороны Турции, добавив, что за ним последуют другие суда. По данным министерства, судно Razoni под флагом Сьерра-Леоне, груженное кукурузой, направится в Ливан. Отправление корабля стало возможным после того, как в июле Москва, Киев, Анкара и ООН подписали согла...

1 августа 2022 г.

{"type":"article","id":3783,"isAuthenticated":false,"user":null}